Высшая лига защиты

Российские стадионы становятся безопаснее европейских, хотя это потребовало больших усилий и средств

Высшая лига защиты
Фото: EPA/Vostock Photo

Какие требования к безопасности футбольных стадионов предъявляет российское законодательство и FIFA. Кто несет ответственность за порядок во время матчей. Сколько придется заплатить футбольному клубу за хулиганство своих болельщиков. Почему на трибуны не пускают зрителей с вувузелами. Как организована защита ИТ-сети стадиона.

Прошедший Кубок конфедераций по футболу актуализировал вопрос безопасности футбольных стадионов. Президентским указом на объектах и в городах турнира – Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Сочи – были введены повышенные меры охраны правопорядка. На чемпионате мира‑2018 эта линия будет продолжена: организаторы намерены убедить ФИФА и международную общественность в том, что сегодня Россия – одна из самых безопасных стран мира.

Страсти за кромкой поля

Проблема безопасности на стадионах обозначилась еще на заре современного спорта. В начале и в середине XX века главная угроза заключалась в ненадежности самих арен и общей беспечности при проведении массовых мероприятий. Последняя крупная трагедия из этого ряда – «Хиллсборо»-1989 в Шеффилде, где из-за ошибок службы безопасности были задавлены в давке почти 100 фанатов «Ливерпуля».

Постепенно арены стали крепче, а организаторы научились планировать движение зрительских масс. Но появился другой источник опасности – группировки агрессивных фанатов. В 1985 году фанаты «Ливерпуля» устроили побоище с фанатами «Ювентуса» в финале Кубка европейских чемпионов. После того случая, известного как трагедия на «Эйзеле» (39 жертв), английские клубы на несколько лет отлучили от еврокубков. Это побудило правительство Маргарет Тэтчер взяться за усмирение фанатов. Был принят ряд законодательных актов (Public Disorder Act‑1986, Football Offenses Act‑1991), ужесточавших ответственность нарушителей, обустроено видеонаблюдение на матчах, создан институт стюардов – профессиональных помощников зрителей, заменивших на трибунах полицию. В итоге к началу 2000‑х хулиганов победили, и чемпионат Англии превратился в красочное шоу семейного формата.

Тем же путем идет отечественный футбол. Если в СССР форс-мажор на стадионах вызывали давки (самая известная – в «Лужниках» в 1982 году на матче «Спартак» – «Харлем», более 60 погибших), то на постсоветские годы пришелся расцвет фанатской субкультуры. В 1997 году завершился дракой матч «Спартак» – ЦСКА, в 1999‑м и в 2004‑м случились массовые потасовки на стадионе раменского «Сатурна». В последние годы наиболее жаркие противостояния происходили на матчах «Зенита» и «Динамо»: в 2012 году на «Арене Химки» питерские фанаты попали петардой во вратаря соперников Антона Шунина, в 2014‑м – выбежали толпой на поле в Санкт-Петербурге, нанеся травму динамовцу Владимиру Гранату.

 

Фото: Егор Алеев⁄ТАСС

В последние годы вместо полиции на трибунах все чаще работают стюарды. Но на подходах к стадионам роль правоохранителей по-прежнему великаФото: Егор Алеев⁄ТАСС

 

На трибунах становится тише

Наконец власти развернули борьбу с хулиганами на законодательном уровне. В 2013 году были приняты поправки в федеральный закон о физической культуре и спорте (обычно называемые «законом о болельщиках»), следом – утвержденные правительством правила поведения зрителей и обеспечения безопасности, а также ведомственные приказы об усилении конкретных мер правопорядка. Таким образом, за два-три года выстроилась правовая архитектура безопасности на стадионах, отличающаяся принципиально иным подходом.

Ядро реформы – в новом распределении ответственности: если раньше за спокойствие на трибунах отвечали только силовики, то в законе о болельщиках было зафиксировано, что теперь и организаторы соревнований «обеспечивают совместно с собственниками, пользователями объектов спорта меры общественного порядка» (№ 329‑ФЗ, ст. 20.1). Собственнику арены вменили в обязанность организацию пропускного и внутриобъектового режимов, контроль за соблюдением зрителями правил поведения и эвакуацию людей в случае ЧП. На практике это предполагает подготовку большого массива документов: паспорта безопасности стадиона, схем организации движения пешеходов и транспорта, расположения медпунктов и эвакуационных знаков. Выстроена «вертикаль порядка»: взяв за основу постановление правительства о правилах обеспечения безопасности на стадионе, Минспорта утверждает типовую инструкцию на этот счет. Руководствуясь ею, на каждом стадионе создают уже собственную инструкцию с учетом особенностей объекта – вместимости, подъездных путей, городского ландшафта и т. д. Далее, отталкиваясь от нее, идет подготовка к матчу: уведомление о его проведении местных органов правопорядка, расчет необходимых человеческих и технических ресурсов. Представители МВД, МЧС, лиги, стадиона и арендующего стадион клуба (если это разные юрлица) создают координационный штаб, не менее чем за 10 дней до игры утверждающий план мероприятий по обеспечению безопасности и согласующий взаимодействие сторон. В дополнение к этому за сутки до матча утверждается акт о готовности арены, а за три часа до старта проводится ее окончательное инспектирование. Новая редакция № 329‑ФЗ прямо возлагает ответственность за обеспечение безопасности на представителей стадиона и лиги, а дополненный КоАП конкретизирует: за халатность при исполнении этих обязанностей им грозит штраф от 50 тыс. до 500 тыс. рублей или временное закрытие учреждения на срок до трех месяцев.

Как рассказал «Профилю» заместитель генерального директора по безопасности «Арены Химки» Владимир Берестнев, именно это обеспечило перелом в положении дел на стадионах: «Помимо нововведений в законодательстве был ужесточен спрос с футбольных клубов. Там, где раньше штрафовали за проступки болельщиков на 10 тыс. рублей, теперь приходится платить 100 тыс., где на 250 тыс. – уже миллион. Клубам это начало бить по карману, они поняли, что надо уделять внимание болельщикам. За последние 5–10 лет в этом смысле был совершен рывок».

Окончательно силовики со стадионов не ушли: организаторы соревнований могут обращаться к ним «для получения содействия в обеспечении общественного порядка» (постановление правительства РФ № 352, гл. V п. 18). «Формально обязанность полиции обеспечивать безопасность в публичных местах – парках, скверах и в том числе на стадионах – никто не отменял. Но сейчас правоохранители сосредоточились на безопасности городской территории около стадиона, разделяя потоки зрителей, особенно если это болельщики противоборствующих команд, – поясняет Берестнев. – «Живое» оцепление нужно, это вынужденная мера, чтобы продемонстрировать силу, если фанаты ведут себя неадекватно. Что же касается «чаши» стадиона, то на большинстве российских арен полиция из нее вышла. «Цепочка» из ОМОНа на нижнем ряду секторов, отделяющая их от поля, ушла в прошлое».

Вместо полиции трибунами на британский манер занялись стюарды («контролеры-распорядители» – понятие введено в законе о болельщиках). Стюардом может стать любой гражданин РФ старше 18 лет, не привлекавшийся за административные правонарушения и не состоящий на психиатрическом и наркологическом учете. Ему нужно пройти обучение в одной из организаций, готовящих таких сотрудников по утвержденным Минспорта правилам, и получить соответствующую лицензию. Нанимает стюардов напрямую клуб или стадион. Их основные функции во время матча – осмотр болельщиков и проверка билетов на входе. Также разрешается принимать «меры по пресечению неправомерных действий зрителей» и даже «меры по удалению» особо непослушных.

Правовые основы обеспечения безопасности на стадионах
* Федеральный закон (ФЗ) от 04.12.2007 № 329‑ФЗ «О физической культуре и спорте в РФ»;
* ФЗ от 23.07.2013 № 192‑ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с обеспечением общественного порядка и общественной безопасности при проведении официальных спортивных соревнований»;
* Постановление Правительства РФ от 16.12.2013 № 1156 «Об утверждении Правил поведения зрителей при проведении официальных спортивных соревнований»;
* Постановление Правительства РФ от 18.04.2014 № 353 «Об утверждении Правил обеспечения безопасности при проведении официальных спортивных соревнований»;
* Приказ Министерства спорта РФ от 26.11.2014 № 948 «Об утверждении Типовой инструкции по обеспечению общественного порядка и общественной безопасности на объекте спорта при проведении официальных спортивных соревнований»;
* Приказ МВД РФ от 17.11.2015 № 1092 «Об утверждении Требований к отдельным объектам инфраструктуры мест проведения официальных спортивных соревнований и техническому оснащению стадионов для обеспечения общественного порядка и общественной безопасности»;
* Постановление Правительства РФ от 06.03.2015 № 202 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов спорта и формы паспорта безопасности объектов спорта»;
* Постановление Правительства РФ от 20.05.2015 № 485 «Об утверждении требований к объектам спорта, предназначенным для проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года».

Строгость против хитрости

Еще одна важная реформа – унификация правил проноса на стадион личных вещей (постановление правительства РФ № 1156). Раньше на каждом объекте были приняты свои порядки, о которых болельщики нередко узнавали, к своему удивлению, только на входе. Теперь же под правовую базу подведены и «громоздкие предметы» (свыше 40х40х45 см – их нужно сдать в камеру хранения), и «средства поддержки» (разрешаются только баннеры и флаги размером не более 2х1,5 м на пустотелом древке; запрещены лазерные указки, фонари и вувузелы), и «сектор для активной поддержки» (только там допускаются барабаны, дудки, мегафоны и полотнища). Впрочем, на практике конфликтных ситуаций в зонах досмотра избежать все-таки не удается. В 2014 году болельщицы «Спартака» жаловались, что казанская полиция заставила их раздеваться чуть ли не догола. А в минувшем сезоне на стадион в Самаре, несмотря на дождь и отсутствие козырька над трибунами, на один из матчей запретили проносить зонты. Протесты не принимаются: в законе о болельщиках оговорено право стюардов «при отказе граждан подвергнуться личному осмотру не допускать их в места проведения соревнований».

«Курьезные случаи при осмотре действительно бывают. Иногда зрители считают, что сотрудники правопорядка перегибают палку – например, изымают туалетную воду на том основании, что в правилах запрещены к проносу «отравляющие и едко пахнущие вещества». Что касается зонтов, то на «Арену Химки» с зонтом-тростью, скорее всего, не пустят, поскольку им действительно можно поранить зрителей, а с раскладными зонтами – без проблем. Стадиону оставлена возможность утвердить приказом руководства дополнительные пункты к общим правилам. Другое дело, что всегда есть возможность оставить запрещенную вещь в камере хранения, но зрители ленятся, бросают ее на входе, а потом не могут найти. Отсюда – конфликты», – рассказывает Берестнев.

Но, как считает глава Международной школы спортивного менеджмента МИРБИС Максим Белицкий, претензии стоит адресовать прежде всего контролерам. «Если нельзя изменить правила, то нужно менять отношение к ним, чтобы люди были настроены с пониманием к запретам, не злились на них, – делится он с «Профилем». – Здесь нужно заблаговременное оповещение, доброжелательное отношение, чтобы все происходило с улыбкой, с готовностью помочь, а не зло и цинично. У нас же часто ничего не объясняют, не предлагают варианты. Предусмотреть решение на любой возможный негатив от потребителя – этим и отличается хороший сервис от плохого».

Когда же входной контроль имеет дело не с «добропорядочными» зрителями, а с фанатами, пришедшими со «злым» умыслом, нередко выясняется, что проверяющие не всесильны, несмотря на всю свою суровость. Так, хотя правила и запрещают пронос пиротехники (в том числе пневмо-хлопушек, красящих веществ и легко воспламеняющихся материалов), на стадионах по-прежнему устраивают салюты, фейерверки и дымовухи. Бульварная пресса после подобных случаев пишет, что болельщики снова пронесли ракетницы и файеры «в себе», а эксперты предполагают, что дело в банальной коррумпированности тех, кто отвечает за осмотр. Но, по словам Берестнева, и помимо этих версий остается немало вариантов попасть на трибуну с пиротехникой: «Однажды болельщики ЦСКА закрылись на фанатском секторе большим баннером, там переоделись, затем выбежали на первый ряд и зажгли файеры. После матча, обходя трибуны, мы обнаружили кроссовки с высокой подошвой, в которой был сделан разрез, по форме напоминающий файер. Кстати, позже по камерам мы нашли обладателя кроссовок. Похожим образом действовали одно время болельщики «Зенита»: проносили под стельками какой-то порошок, потом брали в буфете пластиковый стакан, высыпали в него порошок и поджигали – получалось яркое горение. Одно время на стадионы даже запрещали проносить печатную прессу, потому что были случаи проноса газет, пропитанных селитрой. Между фанатами и службой безопасности идет постоянное соревнование».

Главное в этой борьбе, по словам эксперта, – неотвратимость наказания. В этом отношении также был достигнут прогресс: если раньше инциденты на стадионах квалифицировались на мелкое хулиганство, то в 2013 году была введена специальная статья в КоАП – «Нарушение правил поведения зрителей при проведении официальных спортивных соревнований». Нарушителю светит штраф от 3 тыс. до 10 тыс. рублей, либо обязательные работы до 160 часов, либо новая мера – запрет на посещение матчей от 6 месяцев до трех лет. За повторное нарушение запрет может возрасти до 7 лет, а также грозит арест до 15 суток. «У фанатов наконец появилось ощущение неминуемости ответственности, заработало сарафанное радио – у потенциальных нарушителей отпало желание что-либо вытворять», – отмечает Берестнев. Это подтверждает статистика: по подсчетам «Газеты.ru», в 2013 году в России прошло 656 судебных процессов с участием болельщиков, в 2014‑м – 633, в 2015‑м – 492.

«Фанаты понимают, что подраться на стадионе скорее всего не получится, идет рафинация этой субкультуры. Те, кто изначально агрессивно настроен, все больше уходят в клубы единоборств, и назначают друг другу встречи на окраинах городов, в лесах и полях», – добавляет Белицкий.

 

Изображение кликабельно

Изображение кликабельно

 

Террор не пройдет

Стоило разобраться с фанатами, как появился другой враг – терроризм. В ноябре 2015 года парижский стадион «Стад дю Франс» оказался одной из мишеней боевиков (несколько человек были убиты на подступах к арене, внутрь их удалось не пустить). В мае 2017‑го произошел взрыв на «Манчестер Арене» – спортивном комплексе, где в тот вечер шел поп-концерт. Недавний финал Лиги чемпионов на стадионе «Миллениум» в Кардиффе был даже проведен под закрытой крышей – во избежание угрозы террористической атаки с воздуха.

«В Европе люди были расслаблены, и для них все это ново, – объясняет Берестнев. – У нас в России теракты были давно, и полиция работает совсем по-другому, на мой взгляд, профессиональнее. Многие вещи у нас предусмотрены заранее. Например, чтобы не получилось так, что грузовики давят толпу людей, у нас стоят блокировочные машины, создаются пешеходные зоны. На подходах к стадиону есть предварительный осмотр, то есть внутрь попадают относительно проверенные люди. Единственный подобный инцидент, который у нас был, хоть он и не относится к спорту, – когда на аэродроме «Тушино» в 2003 году подорвала себя террористка-смертница. Жертв было не так много, потому что она не смогла пройти на концерт, взрыв произошел на подходе. В этом смысле стадион однозначно более безопасное место, чем другие людные точки, например, торговые центры».

Такая защищенность не дается даром: если в Европе стадион существует как обычная городская постройка, то в России требуется сплошное ограждение территории, из-за чего арена нередко выглядит как режимный объект. В неигровые дни это не позволяет по максимуму реализовать маркетинговый потенциал сооружения, где могли бы разместиться рестораны, магазины и фитнес-центры, утверждает Белицкий: «Если хочешь пройти в кафе на «Открытие Арена» в Москве, все равно надо преодолеть КПП. То есть просто так с улицы зайти нельзя. Хотя, по сути, какая разница с другим подобным местом? В службах безопасности стадионов работают люди, у которых менталитет устроен так, что лучше пережать, чем недожать».

На чемпионате мира‑2018 будут «пережимать» еще больше: оргкомитет стремится преподнести Россию как относительно тихую гавань в сегодняшнем мире. «Россия – одна из самых безопасных стран мира», – заявил в феврале курирующий подготовку к турниру вице-премьер Виталий Мутко, отвечая на критику из-за рубежа. Известно, что во время ЧМ, как в ходе прошедшего Кубка конфедераций, будет действовать специальный указ Владимира Путина об усилении мер безопасности в городах проведения. На нынешнем, подготовительном турнире зрители уже ощутили на себе это усиление: по свидетельствам очевидцев, на стадион «Крестовский» в Санкт-Петербурге из соображений безопасности не пускали зрителей с разряженными гаджетами, а в буфетах не продавали горячие напитки – кофе и чай. Зато FIFA Россией довольна: весной ее представители заявили, что «полностью доверяют договоренностям и всеобъемлющей концепции безопасности предстоящих событий».

Алексей Красов, начальник проектного отдела дирекции комплексной безопасности, группа «Астерос»:
«Любая система безопасности состоит из множества компонентов. Если мы говорим про информационную безопасность (ИБ), то это и сам ИБ-комплекс, и организационные меры, включающие контроль действий операторов и администраторов, создание регламентов и именных окон, чтобы, к примеру, человек не мог в нерабочее время получить доступ к информационным ресурсам спортивного объекта.
Способы защиты от тех или иных внешних и внутренних воздействий регламентирует федеральное законодательство. А значит, мы должны обезопасить сеть от проникновения извне и от действий, происходящих внутри, когда, например, сотрудник, имеющий доступ к вычислительным ресурсам, пытается внести изменения в режим функционирования тех или иных ИТ-систем. Соответственно, для каждой такой угрозы формируется своя система защиты. Зачастую эти способы объединяются на одном устройстве – межсетевом экране, который фильтрует входящую информацию и способен «обрубить» атаки от внешнего нарушителя. Второй момент – по российскому законодательству персональные данные подлежат отдельной защите, и в зависимости от их категории формируется структура системы информационной безопасности.
Безусловно, защищаться от хакеров можно и нужно, но, если на стадион проникнет преступник, грубо говоря, с топором и ломом и разобьет межсетевой экран, никакая защита от атак не поможет. Отдельный пласт – меры физической безопасности: необходимо ограничивать доступ к помещению серверных, чтобы злоумышленник не мог просто подойти к серверу, вставить в него флешку, запустить вредоносное ПО, произвести другие разрушительные для сети действия. В комплексе эти три уровня защиты – на физическом, информационном и организационном уровнях – будут обеспечивать наибольшую безопасность объекта.
Систем, которые внедрены на российских стадионах в соответствии с требованиями отечественного законодательства и FIFA, вполне достаточно для предотвращения вторжений. Более того, во время проведения Кубка конфедераций и чемпионата мира по футболу на объектах функционирует объединенный центр безопасности, в который в режиме онлайн «стекается» информация в том числе о наличии хакерских атак, попыток взлома сетей. Думаю, при необходимости по результатам Кубка конфедераций оргкомитет «Россия‑2018» совместно с FIFA выработает дополнительные требования в части ИБ».

Без точки доступа

Наконец, отдельный вопрос при обеспечении безопасности стадионов – охрана доступа к ИT-сетям. Любое современное сооружение буквально напичкано камерами, датчиками, сложными системами. Разумеется, точки управления должны быть защищены настолько, насколько это вообще возможно. Именно поэтому вопросу кибербезопасности любых спортивных сооружений нужно уделять самое пристальное внимание.

Алексей Качалин, заместитель директора по развитию бизнеса в России компании Positive Technologies, приводит в пример атаку, совершенную группировкой Anonymous в Бразилии. Правда, тогда из строя вышел лишь ряд сайтов, связанных с Олимпийскими играми 2016 года. «Кроме того, целями атакующих могут стать мобильные устройства посетителей стадиона. Заражение вредоносным ПО может произойти через публичный Wi-Fi или фейковый сайт стадиона, заранее созданный злоумышленниками для проведения атаки», – продолжает Качалин. А значит, каждый гаджет посетителя, подключившийся к открытой сети, можно использовать в качестве точки бот-сети. Учитывая многотысячную емкость стадиона, понятно, что возможности такой сети будут значительны. «Свежий яркий пример – зловред WannaCry, использовавший уязвимость в ОС Windows, умел распространяться самостоятельно, без участия пользователя», – комментирует Алексей Красов, начальник проектного отдела дирекции комплексной безопасности группы «Астерос». «То есть, чтобы заразиться им, не обязательно было открывать какое-то письмо, проходить по ссылке или запускать файл, – продолжает эксперт. – В принципе, серьезные финансовые ресурсы для написания такой программы не нужны: нужна идея, способность написать код, а также определенное время на поиск уязвимостей и тестирование. Думаю, для обрушения целых сетей и отдельных сегментов интернета денег будет достаточно у любого крупного бизнесмена из первой сотни рейтинга Forbes».

Представив себе возможные последствия от внедрения в ИТ-инфраструктуру стадиона, становится понятно, что этот вопрос не менее важен, чем вопрос общей безопасности. «Традиционно при проведении спортивных соревнований международного уровня огромное внимание уделяется телетрансляции: организаторы заинтересованы в том, чтобы она велась непрерывно и в высоком качестве. Вторжение в локальную сеть стадиона может эту трансляцию испортить, прервать либо заместить другим нежелательным контентом: нецензурными или разжигающими вражду лозунгами, «взрослыми» роликами, как, например, происходило несколько лет назад на рекламных электронных щитах на Арбате. Разумеется, в таком случае речь идет о репутационных и финансовых потерях», – комментирует Красов.

Чему уделять самое пристальное внимание? Откуда ждать опасности? Как правило, здесь свою роль играет, как это принято говорить, человеческий фактор. «Специфика больших спортивных мероприятий предполагает оперативное взаимодействие, обмен информацией и документами между людьми из многочисленных команд. Это существенно повышает шансы на успешное проведение кибератак с элементами социальной инженерии», – добавляет Качалин.

Впрочем, пока крупных проблем на стадионах не было. И во многом это заслуга распределенных управляющих систем. «Взломать инфраструктуру спортивного объекта полностью намного проблематичнее, чем проникнуть в какую-то узконаправленную систему», – поясняет Качалин. Изначально при проектировании ИТ-систем учитывается масса факторов, которые не позволяют одному человеку с одного пункта управления получить доступ ко всему разом. А в преддверии ЧМ‑2018 киберзащите уделяется особое внимание.

Поделиться