Марина Игнатушко: «Котлован надо рыть всем вместе»

 

- А где котлован? – удивились  гости, когда мы ехали  вдоль участка с будущим стадионом.

- Так еще четыре года! – пытаюсь оправдаться  за наш город.

-  Грунт должен два года выстояться, – заглянул один из гостей на груды песка у Волги.

- Ничего, – успокоил второй, хлопнув дверцей авто на стоянке ТЦ, – на мундиаль откроют, а потом еще будут дорабатывать.

Вот так с участниками конференции Московского урбанистического форума мы посетили Стрелку. А на следующий день они уже на конференции рассказывали про опыт подготовки  спортивных объектов в других странах. Обсуждение проходило в рамках темы «Мегапроекты как драйвер городского развития» и сводилось к риторическому, по сути, вопросу: что первично: событие или развитие города?

Для большинства из нас, как риторический этот вопрос прочитывается уже после знакомства со всей информацией. При нашем привычном раскладе всегда выходит, что каждый человек отдельно и город в целом должен затянуть пояс, потерпеть лишения и неудобства во имя какой-то важной цели. Мы полагаемся на ответственных руководителей, которые не дадут городу  пропасть. И информация в СМИ о нашем стадионе так же – хоть и дозированная,  но всегда – обнадеживающая, волноваться незачем – занимайтесь своими делами.

А вот тут на конференции прозвучало вполне определенно, что стадион и планы по переустройству Стрелки – дело общее, всех горожан. Касается оно наших прав на комфортную среду. И нужно избавиться от ощущения  непричастности к жизни собственного города, проявить гражданскую активность, чтобы, в конце концов,  проведение  этого самого мундиаля не перешло в долготекущий  кризис. Как это случилось, например, с Монреалем после летней Олимпиады 1976 года. Вместо предполагаемой прибыли вышло троекратное увеличение  расходов. Еще тридцать лет налогоплательщики  расплачивались за Олимпиаду, а город за это время утратил статус культурной и финансовой столицы Канады.

Так что давайте  посмотрим внимательно, не станет ли  наш стадион на Стрелке  наглядной моделью давно существующего кризиса городского планирования. Когда в погоне за быстрой выгодой теряют привлекательность города, жить в нем становится неудобно, физически и морально затратно.

Пока у нас все разговоры шли по поводу одного объекта – стадиона. Как  он будет выглядеть, из каких материалов и тд. То есть – об отдельном изделии, о его дизайне. Пространственное взаимодействие стадиона с другими объектами, памятниками, в том числе, толком проговорено не было, как нечто малосущественное, требующее исключительно технических решений. А эскизы панорамы застройки Стрелки поданы так, что, кажется,  подозрительно не стыкуются с ее фотопанорамами, если попытаться самостоятельно представить картинку будущего. Может, только кажется… Архитектура – под вопросом. Тем более остальные спортивные объекты  из  окружения стадиона вообще никак не определены. В презентации говорились лишь, что они будут «плоскостными».

Но вот ТЦ «Седьмое небо» – тоже плоскостной, а перекрыл полноценную перспективу развития пространства Стрелки и вылезает на всех видах рядом с Собором.

Кстати, эксперты заметили, что Стрелка наша развивается как типичная городская окраина: промзона, однотипные многоэтажки, торговый молл, стадион. С таким набором трудно уверять туристов, что это  – символическое, знаковое для города место…

Итак, с дизайном, наверное, определились, архитектура – точечного объекта – тоже, наверное, нарисовалась, пространство пока лишь «задекларировано» в прямоугольниках зон. Теперь – о планировании.

Ксения Мокрушина, автор книги об опыте городов, принимавших Олимпиады, объяснила, что возможны два подхода в подготовке к событию: стихийное и ответственное планирование. Олимпийские ресурсы помогли Ванкуверу  в разы приблизиться к стандартам устойчивого развития. Барселона уже двадцать лет получает дивиденды от Игр 1992 года: тогда 80 %  средств было пущено в долгосрочное развитие города, а не только спортивной инфраструктуры.

У нас же, как отметил Александр Антонов, член правления  «Объединения планировщиков», комплексное развитие территорий отсутствует. В Москве четверть «футбольного» бюджета определена на развитие столичного авиаузла, полтора миллиарда  планируется  истратить на ремонт фасадов.

Речь идет не столько о том, как стадион после чемпионата будет использоваться. О практике работы с подобными объектами на конференции тоже было:  Вальдемар Вайс, вице-президент компании NAI Becar  привел в пример стадион в Германии, где к ежегодным 30 спортивным мероприятиям разного ранга добавлено около 360  «ивентов» – различных массовых мероприятий. Все это планируется еще на стадии обсуждения концепции проекта.

Продумывается, как все эти события могут быть интегрированы в жизнь и структуру города. Все это – и есть общая идея, которая потом прописывается на инфраструктурные составляющие, где стадион – лишь часть общей концепции, ее производная.

Потому что главные вопросы для города все-таки не «как мы будем мыть витражи  и куда ставить машины». Если в Нижнем Новгороде  появляется новый мощный центр для проведения  крупных мероприятий, как это отражается на городе в целом? Как меняется его среда, как это  повлияет на будничный выбор и предпочтения горожан, какие новые возможности им предоставит, и будут ли они принципиально новыми? По какому сценарию происходит осмысление этого пространства?

Судя по выступлению главного архитектора области Сергея Попова, ответов на эти вопросы нет, потому что никто, по- настоящему, эти вопросы и не задавал. Поэтому  в «декларативном» зонировании среди  объектов культуры оказалась консерватория, однако,  после испуганной реплики  эксперта Павла Милославского, вспомнившего недавние притязания  РПЦ на здание в центре города, консерватория легко превратилась в филармонию.

«В функциональной программе может быть всё, кроме жилья, »- сказал Сергей Попов. На что эксперты ответили: «Вот и напрасно. Стрелка должна быть круглосуточно живым организмом, а не специальной зоной».

Виктор Быков, главный архитектор Нижнего Новгорода,  предложил не думать о плохом, подождать: со временем все обязательно появится.
Но каким образом появится? И каковы механизмы этого появления?
После выступления Деймона Лавелле с рассказом о лондонской Олимпиаде невозможно уповать на чудеса. Жители Лондона постоянно сомневались: «Зачем нам эти Игры?»
А власти и  специалисты приложили массу усилий для того, чтобы убедить горожан: жизнь в Лондоне станет комфортнее.

Все верно, опыт успешных мегапроектов  показывает: в первую очередь улучшается практика городского управления.

Так что котлован надо рыть всем вместе.

Поделиться