Путин распахнул ворота перед эпидемией

После бесконечно затянувшегося молчания Путин выступил, наконец, с обращением к гражданам, в котором поведал о том, что в момент величайшего национального испытания волнует его больше всего – голосование по продлению его вечного правления: “Естественно, возникает вопрос и об организации общероссийского голосования по поправкам в конституцию, с предварительно определенной датой – 22 апреля. Вы знаете, как серьезно, насколько серьезно я к этому отношусь. И конечно, буду просить вас прийти и высказать свое мнение по этому вопросу – принципиальному, ключевому для нашей страны, для нашего общества”.
В отличие от голосования по принципиальным, ключевым личным вопросам для него, Путин фактически ничего не сказал ни о людях, ни об их здоровье, ни о чудовищной угрозе, нависшей над страной.
Он ничего не сказал о жертвах эпидемии в мире – о полумиллиона заболевших и о более чем 20 тысячах погибших.
Он ничего не сказал о заболевших и погибших в России. (А выпуск информации об умерших в Москве, похоже, намеренно придержали до завершения путинского обращения.)
В отличие от лидеров других стран – хоть западных, хоть восточных, неоднократно выступавших и регулярно выступающих перед своими гражданами о том, как спасти жизни людей, Путин много и с увлечением говорил о том, что не имеет отношения к эпидемии, но что, очевидно, близко именно ему – об установлении новых налогов, о дивидендах, о ценных бумагах.
Путин не сказал ничего о том, что сегодня для страны является самым важным:
– что делается для остановки распространения эпидемии;
– что для этого обязаны делать государственные органы;
– что для этого нужно делать гражданам.
Самое главное, чего не сказал Путин – это то, как можно и как следует остановить эпидемию в России.
Или хотя бы о том, как замедлить ее распространение.
Он даже не признал наличие самой эпидемии коронавируса в России.
С начала эпидемии в мире выявились три заметно различающихся государственных подхода к борьбе с ней: “корейско-германский”, “романский”, “китайский”.
Корейско-германский
По состоянию на сегодня “корейско-германский” подход выглядит наименее затратным и наиболее эффективным. Он включает в себя три основных элемента:
– массовое тестирование всех желающих и подозреваемых на инфекцию;
– выявление всех инфицированных независимо от наличия у них симптомов, отслеживание всех их контактов с момента инфицирования и помещение всех инфицированных на длительный карантин;
– госпитализация и лечение тяжелобольных в инфекционных боксах специализированных больниц, оснащенных самым совершенным оборудованием, прежде всего аппаратами искусственной вентиляции легких.
Романский (Италия, Испания, Франция)
После первоначальных грубых ошибок (помещение всех больных коронавирусной инфекцией и подозреваемых на нее в государственные больницы, где они в массовом порядке подверглись взаимному заражению и последующей массовой гибели) “романский” подход был подкорректирован. Теперь он требует установления карантина для всего населения страны с жесточайшими ограничениями по передвижению граждан, постепенное проведение национальной кампании тестирования и последовательное лечение тех, кого удастся спасти.
Китайский
Китайский подход представляет собой сочетание обеих стратегий – и карантин больших территорий с многомиллионным населением и тестирование-отслеживание-лечение всех заболевших.
Несмотря на очевидные различия между ними, все три подхода, хотя и с разными издержками, решают те же две взаимосвязанные задачи:
1) карантин, изоляция, самоизоляция большого числа людей – для предотвращения распространения инфекции в человеческой популяции;
2) тестирование, идентификация, лечение – насколько это возможно – всех заболевших.
В своем выступлении Путин ухитрился говорить о чем угодно: о голосовании по дорогим его сердцу поправкам, о налогах на дивиденды на переводы в офшоры, о “привлекательных и высокодоходных размещениях средств в российских банках”, кроме именно этих двух ключевых задач.
Объявленная им каникулярная неделя не только не остановит распространение эпидемии, но лишь подстегнет его.
Нужны не каникулы, а карантин.
Не на неделю, а минимум на месяц, скорее всего, дольше.
Необходимо тестирование сотен тысяч, а вскоре и миллионов граждан.
Нужны десятки, а возможно, и сотни тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких.
Нужны инфекционные боксы по всей стране.
Нужны специализированные больницы в каждом регионе.
Но ни о чем этом Путин не говорил.
На спасение жизни и здоровья людей нужны деньги.
В США на борьбу с эпидемией уже направлены 2 триллиона долларов.
В России благодаря накопленным резервам, включая стабилизационный фонд, и профициту бюджета деньги на такие цели есть ($581 млрд в резервах, 2 трлн рублей из бюджета 2019 года).
Но на спасение людей они не направлены.
Даже решения об этом не приняты.
Даже единого слова об этом не сказано.
Путин собирается бороться с пандемией за счет налогообложения офшорных переводов?
Это адекватность?
Или даже не собирается?
Путин не распорядился, не решил, даже не предложил действовать в России ни по одному из существующих вариантов – ни по корейско-германскому, ни по романскому, ни по китайскому.
Путин вообще не назвал никакого решения проблемы затапливающей Россию эпидемии.
Никакого.
И это значит, что на самом деле он распахнул двери смертоносной инфекции для всех граждан России.
Цена, какую мы заплатим за эту неадекватность, будет колоссальной.

Поделиться