Дело Сорокина. День третий

47441262_920079441529425_685414658034630656_o

- Жаль, что ваш сын прервал свою политическую карьеру. У него получалось.
- Это было условие. Никита уходит, Даниле разрешают свидания со мной.
- Только Даниле? А Эладе, Никите?
- Нет, только среднему.
Пауза. Я совершенно не готова к тому, что с человеком в клетке можно говорить. Не навредить бы.
Судья в это время вышла из зала в совещательную комнату, а я поймала взгляд Олега. Он кивнул мне.
- И вам это интересно?
- Конечно, – ответила я, – вся нижегородская политика делается сегодня в залах этого районного суда. На втором этаже судят Бочкарева, на первом – Сорокина. Это политические процессы. Политика покинула нижегородский кремль вместе с Шанцевым. Он, кстати, за вас поручился.
- У него было чему научиться. Я не всегда был прав в спорах с Валерием Павлиновичем.
Эх, надо было задать вопрос. А был ли выбор: побег из Нижнего, отъезд за границу или тюрьма? Не успела. Охрана развела нас по разные стороны. Сорокин остался в клетке, а я вернулась на свое место в зале.
А тут и судья появилась. Она по привычке удалила людей с фото- и видеокамерами. Еще отправила за двери слушателей с левой стороны зала, в то время, как аплодировала Сорокину правая сторона.
Это не ушло от внимания адвокатов. Они же заявили отвод судье, обвинив ее в предвзятости. Затем – в попытке оказать психологическое давление на собственные персоны…
Первыми сдались подсудимые. Они затребовали обед, оказывается, завтрак в СИЗО подают в пять утра. В 13.47 объявили перерыв.
После обеда адвокаты были еще активнее. Выступали сплоченной командой со старыми претензиями: просили предъявить вещдоки, которые так до сих пор не видели ни они, ни подзащитные, и настаивали на ведении аудиозаписи процесса.
На все про все получили отказ.
Следующее заседание состоится завтра, 7 декабря.
Говорят, что надо чаще встречаться.

Валентина Бузмакова

Поделиться