Суд над Сорокиным. День тридцать восьмой

52797038_969166286620740_8291978739147866112_n

Роман Маркеев просит дополнить свои показания. Он рассказывает, как следователь Филоненко свел его с начальником управления уголовного розыска Мирясовым. Тот предложил встретиться.

- Он прислал машину, я приехал. Он меня оставил в кабинете, потом пришел начальник УБЭП Овчинников. Еще один мужчина был – начальник ГУБЭП России, который сказал, что находится здесь в командировке по делу Сорокина. Начальник ГУБЭП сказал, что ознакомился с материалами: оперативный эксперимент был отлично проведен и организован. Он мне тогда сказал, что вы все отлично провели, но вы все равно сядете. Я, говорит, каждый день докладываю замминистра МВД. Сорокина уже арестовали, вас также арестуют, все уже решено. Он стал говорить, что у меня диабет, предложил мне дать показания, что всем руководил Сорокин. Я же тогда Сорокина практически не знал. Потом, когда меня арестовали, ко мне пришел Овчинников. Сказал, что он племянник Бабича. Сказал, вот, как тебя арестовали, так и выпустят, только дай показания. Я заявлял следователю ходатайство, чтобы он меня допросил по этому поводу. Но следователь отказал.

Это Маркеев заявил на суде в среду поздно вечером. Его внимательно выслушала прокурор и даже задала вопросы: не повлияли ли на его показания эти встречи? Маркеев ответил: нет.

А на утро прокурор уже просила суд назначить бывшему старшему опер-уполномоченному Роману Маркееву семь лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Лишить звания подполковника (а, следовательно, и пенсии). И еще заплатить миллион Новоселову «в качестве возмещения морального вреда».

Бывшему начальнику отдела оперативного внедрения УВД Евгению Воронину – восемь лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Лишить звания полковника со всеми вытекающими последствиями. Заплатить пострадавшему Новоселову за нравственные страдания уже два миллиона.

И, по нарастающей, бывшему главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину – двенадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Новоселову от Сорокина полагается пять миллионов, а государству – 468.

Теперь дело за судом. Суд будет скорым. Не сомневайтесь. Прокурор с судьей, хоть и молодые, но понятливые. Им давно уже скучно на суде. А адвокаты все водят и водят московских экспертов, которые разбирают записи с диктофонов, анализируют заключения местных медиков. Суета все это – написано на судейских лицах.

Сегодня в суде с последним словом выступает Сорокин. Плюс все его адвокаты. Суд их выслушает. И уйдет писать приговор. Или достанет готовый уже из стола?..

Валентина Бузмакова

Поделиться