Суд над Сорокиным. Теперь областной. День седьмой и последний

57154669_993949940809041_6230381650950225920_n
В деле Сорокина достаточно документов и свидетельств, на основании которых можно и нужно было оправдать осуждённых.

Судья Склярова уложилась в сроки. Поздно вечером в пятницу в опустевшем Дворце правосудия она зачитала приговор суда по делу Сорокина, Воронина и Маркеева. Он отличался от приговора районного суда только номером счета, на который должны поступить деньги от Сорокина – около полумиллиарда рублей – штраф в доход государства. Судья Кислиденко почему-то наложила арест на недвижимость Сорокина, низкая стоимость оценки которой вызвала большое удивление у профессионалов.

Итак, десять, пять с половиной и пять лет. Отсюда вычитается срок содержания в СИЗО. У Сорокина – с 19 декабря 2017 года, у Воронина с Маркеевым – с 5 марта 2018 года.

Скорее всего, адвокаты не будут подавать кассацию в президиум областного суда, наивных среди них нет, получат то же. В сентябре в Саратове начнёт работу Первый кассационный суд, его может заинтересовать дело, где все шито белыми нитками. Есть еще и Верховный суд, и Европейский – Сорокин будет бороться с несправедливым приговором, пока жив. Это его слова, сказанные на суде.

«Унизительно и оскорбительно, что меня судят по статье “взяточничество”. Я работал всю жизнь. Да, я заработал большие деньги, но потом мне стал неинтересен бизнес, я выбрал политику. Задача следствия была заклеймить меня как взяточника. Не согласен. Мое время еще наступит. Такое в России бывало не раз: людей осуждали, а потом реабилитировали. Я добьюсь реабилитации, потому что имею отношение к истории города, к истории своей фамилии и семьи».

«А с кем договаривался Сорокин? Называются фамилии – Садеков, Беспалов, Хан. А кто они такие? Следствие проведено поверхностно, не установлены личности важнейших фигурантов дела».

И Сорокин подробно анализирует деятельность этих людей, на деле оказавшихся бандой жуликов и провокаторов, перед которыми стояла задача: спровоцировать главу Нижнего Новгорода на неблаговидные поступки.

Это им не удалось. Но что остается делать судье? Она пишет: «В силу своего положения мог оказывать..» Ей парирует Сорокин: «Моя судьба решается на основании предположений». И продолжает анализировать обвинения, ведь, в деле достаточно документов и свидетельств, на основании которых можно и нужно оправдать осуждённых.

Но судебной тройке это неинтересно. В соседней комнате их ждет написанный все той же судьей Кислиденко приговор, который они огласят через сорок минут после окончания заседания. Кислиденко читала его около четырёх часов. На этот раз время сэкономили, зачитали только ту часть, где говорится о сроках наказания.

Воронину и Маркееву назначены все те же пять с половиной и пять лет строгого режима. Хотя в последнем слове Сорокин, как и в Нижегородском районном суде, просил «поступить справедливо с Ворониным и Маркеевым, которые ни в чем не виноваты. Это на меня был осуществлён политический запрос».

Валентина Бузмакова

Поделиться