Измена Родины

Журналист

Моя родина изменяется на глазах. Жизнь превращается в судебную хронику. Работа журналиста превращается в работу из зала суда – если, конечно, он сам не на скамье подсудимых. Каждый день очередной арест, дело, суд, приговор, пикеты, задержания пикетчиков. На прошлой неделе как раз писал про какую-то эпидемию дел о госизмене. И вот вам новый эпизод. Подробностей мало, мотивы чекистов в этом конкретном случае еще не до конца ясны, но мы можем быть уверены в нескольких вещах. Во-первых, Иван Сафронов уже имеет обвинительный приговор – автоматически. Арест в России фактически равен приговору, а чтобы кого-то арестовали за госизмену, а потом вдруг отпустили – такого я вообще не помню.

Во-вторых, суровость приговора никак не зависит от доказательств и хода следствия и перипетий процесса. Она зависит исключительно от общественного внимания и гражданской активности.

Если станет очевидно, что Сафронова взяли по липовым обвинениям, значит, каждый текст, каждое слово, сказанное в эфире, может сократить его срок хоть на несколько дней. Только накануне после приговора Светлане Прокопьевой мы говорили о том, что быть настоящим журналистом в России становится с каждым днем всё сложнее и мы со своими колонками и выступлениями заранее бродим между несколькими уголовными статьями.

Если не терроризм, то экстремизм, если не экстремизм, то оскорбление чувств верующих. А те, кто пишут про космос и оборонку должны понимать, что для них уже приготовлена статья о государственной измене, если они не только восхищаются одноразовыми танками и дымовухой из «Адмирала Кузнецова», но и пытаются говорить о воровстве, бездарности, распилах в нашем ВПК и о поддержке банановых диктаторов по всему миру через мутные схемы. Отец Ивана Сафронова был военным журналистом высочайшего уровня и погиб 13 лет назад, когда подготовил материал как раз о таких мутных схемах. Здоровый, умный, адекватный мужик ни с того, ни с сего якобы выбросился из окна. Его сына пощадили – он всего лишь арестован. Трудно поверить, что человека, который много лет был в профессии, писал на очень чувствительные темы, работал в кремлевском пуле и у Рогозина, не проверили вдоль и поперек.

И трудно поверить, что арест был спонтанным.

Иван фактически ушел из журналистики этой весной. После разгрома отдела политики в «Коммерсанте», после оккупации «Ведомостей» он, видимо, потерял желание вариться во всём этом дерьме. Но прошлое настигло его. Ищите следы в его классных материалах. Про гибель подводной лодки «Лошарик», про сгоревший в доке «Адмирал Кузнецов», про Героя России Чемезова, про наши истребители в Египте – судя по всему, Сафронов дал слишком много поводов для раздражения своей работой.

История теперь намечается громкая и долгая. А мы просто еще раз убедились, что для властей хороший журналист – это враг. Что предатель России – этот тот, кому не безразлично, что творится в родной стране. Не Иван Сафронов изменил родине, а родина изменяет ему и самой себе.

Поделиться