Григорий Мельконьянц, заместитель руководителя движения в защиту прав избирателей «Голос»: “ Я думаю, что выборы в городскую Думу у вас будут интересными.”

{a2b67ec7

Валентина Бузмакова. Ассоциация “Голос” уже проводила “круглые столы” в регионах после сентябрьских выборов, или  нижегородцы стали первыми?

Григорий Мельконьянц. Вы были первые, где мы проводим выездную встречу. Мы проводили в Москве достаточно представительную встречу, где, к сожалению, не было представителей от Нижегородской области, но были представители порядка тридцати регионов, где проходили выборы. И, к сожалению, совершенно удручающая картина ими описана. Прежде всего, зачистка конкурентов. Да, у нас сейчас задача – обсудить выборы, провести серию встреч в регионах, и начали с Нижегородской области.

В.Б. Удручающая картина заключается в том, что не было наблюдателей на нынешних выборах не только от “Голоса”, но и от партий, которые участвовали и не участвовали в нынешней борьбе. Поэтому выборы получились такие, какие они есть. Как мы, Нижегородская область, выглядели на фоне остальных регионов? Как мы смотримся из Москвы?

Г.М. Из Москвы вы смотритесь достаточно грустно и печально, потому что, если сравнивать с прошлыми вашими выборами (выборы в Государственную Думу и губернаторские выборы 2001-го года), это определенный регресс. Вы пришли к таким аномальным показателям, в которые здравомыслящие эксперты просто не верят, потому что не может такого быть. Это подтверждается электоральной статистикой, то есть, обработкой официальных результатов выборов, это подтверждается теми выступлениями, которые сегодня прозвучали на “круглом столе”. Если брать, в целом, ситуацию в России, она почти во всех регионах, где проходили губернаторские выборы, катастрофическая. Если,  например, в республике Алтай была хоть какая-то конкуренция…

В.Б. …это единственное место, где после выборов люди вышли с митингом протеста. Была конкуренция, и поэтому такая реакция избирателей. А у нас не было конкуренции и в помине.

Г.М. У вас конкуренции не было, и интереса поэтому к выборам не было. И вы затронули очень тонкую тему – тему наблюдателей. Если у избирателей нет интереса к выборам, соответственно, это отражается и на наблюдении за выборами. Безусловно,  если кандидат не верит в  свою победу, он не будет вкладывать ресурсы в наблюдение за выборами. Бессмысленно за ними наблюдать. Сегодня прозвучало, что наблюдатели от партий, в основном, платные: кто сколько платит. Что касается гражданских наблюдателей, там совсем другая мотивация. Они просто хотят проследить за законностью процедуры, убедиться, что все честно, а, если нечестно, то попытаться каким-то образом на это повлиять. Так вот, если гражданские наблюдатели не видят конкуренции, не видят какой-то интриги, то у них эта мотивация отсутствует. Это, кстати, было и на выборах в Москве. Параллельно с выборами губернаторов в Москве проходили выборы в Мосгордуму. Было 45 разных округов. В большинстве округов наблюдателей не было. И такая же картина повсеместно наблюдалась на выборах в регионах.

В.Б. На сегодняшней встрече вы сравнили нашу область с Самарой и с Мордовией, где совсем недавно правил Меркушкин и все правила перенес в Самару. Мы так плохо смотримся? Шанцев распорядился так, что у нас выборы, как в Мордовии?

Г.М. Те показатели, которые вы получили, близки к скандальным. И, я думаю, здесь вина тех, кто этими выборами дирижировал.

В.Б. Это некая лужковщина в Нижнем получается?

Г.М. Это такой определенный административный ресурс, перестраховка, страх упасть лицом в публичном пространстве и неследование тем советам, которые давали, может быть, и наверху. Это определенные  страхи, я думаю.

В.Б. Но в Москве-то сейчас другая мода. Получается, что мы живем по прошлым лекалам.

Г.М. Это, видимо, определенная особенность, что не все указания, которые получают в Москве, с охотой выполняют в регионах.

В.Б. А почему так осмелел Шанцев, на ваш взгляд?

Г.М. Я думаю, что это связано с тем, что, возможно, Москва не накажет – победителей не судят. Нужно добиться результата. Результат достигнут, победа есть, люди на улицу не выходят, как в Москве в 2011-ом году, от партий ноль жалоб в областную избирательную комиссию.

В.Б. Шанцев после этого делает следующий шаг. Он говорит: “Я контролирую выборы в городскую Думу Нижнего Новгорода.”  И он задает правила игры – сначала одни, потом другие, подставляя тем самым главу города Сорокина.

Г.М. Поэтому, я думаю, должно произойти какое-то переосмысление. До выборов в городскую Думу есть время. У нас в стране все очень стремительно меняется, и сейчас рано говорить о том, что те правила, которые будут установлены, будут финальными. Мы знаем, как законодательство подгоняется под выборы. Если будут какие-то сигналы, эти правила могут быть изменены: “…под давлением общественности…”

В.Б. Представителей “Голоса” выставляли с выборов, говоря о том, что они агенты Госдепа. Но не было такого распоряжения из Москвы, и эти действия на местах были неправомочны. Как вы будет сегодня строить свою работу? Я услышала сегодня ваши заявки на Ковернинские выборы, которые состоятся в воскресенье. Это очень здорово, когда такую влиятельную организацию, как “Голос”, интересуют наши маленькие довыборы.

Г.М. Это здорово. Это та работа, которой мы будем заниматься до единого дня голосования в 2015-ом году. Мы будем работать каждое воскресенье на тех выборах, которые будут проходить в регионах. У всех СМИ основное внимание направлено на городские выборы. Но в России проходит большое количество досрочных выборов – каждое воскресенье. В Нижегородской области  проходит большое количество довыборов. И мы хотим поднять их со дна на поверхность, потому что конкуренция сохранилась именно на этом низовом уровне. Если нам удастся добиться в Ковернинском районе честных  выборов, значит, мы выполнили свою миссию.

В.Б. У нас будет пример для того же Нижнего Новгорода, Дзержинска. Вы будете выстраивать свою работу с наблюдателями до 2015-го года, и мы надеемся, что наблюдатели от “Голоса” будут присутствовать на местных выборах.

Г.М. Безусловно. Во-первых, на этих  выборах мы будем обучать наблюдателей. А, с другой стороны, они будут выполнять очень важную миссию.

В.Б. С охотой ли работают с вами партии?

Г.М. Работают с охотой, но надо разделять уровень региональный и уровень федеральный. На региональном уровне грани между партиями не такие, как на федеральном. Они смещены. В основном, это личностные отношения. Безусловно, политические партии заинтересованы в общественном контроле, потому что ресурсов у партий очень мало для организации наблюдения, очень мало реальных членов введено в составы комиссий. Поэтому партии заинтересованы в общественных наблюдателях.

В.Б. Вы заметили, что сегодня на “круглом столе” очень мало журналистов? Команды не было дано из “белого дома”. Народ не получает информации. Это же касалось и губернаторских выборов. У нас в Нижнем один герой – Валерий Павлинович Шанцев. Может быть, поближе к выборам-2015 появится еще один герой – Сорокин, хотя, соглашусь с Владимиром Булановым, шоу будет, оно начнется 30 октября, когда на суд “Сорокин против Гудкова” придет депутат Государственной Думы Вадим Булавинов. Вот он-то и назовет ту сумму, за которую продавались депутаты городской Думы на прошлых выборах.

Г.М. Я думаю, что выборы в городскую Думу у вас будут интересными. Задача общественности будет – не просто сконцентрировать силы на дне голосования. Интерес представляет, прежде всего, этап выдвижения и регистрации кандидатов, как они будут проводить агитационную кампанию. И будут ли им давать возможность агитировать свободно. И для нас будет принципиально важным этот период до дня голосования. Мы будем обращаться к нижегородцам сообщать нам о всех фактах принуждения к участию в голосовании и пр.

В.Б. А мы с удовольствием будем поддерживать с вами связь.

Поделиться