Алексей Якимов:”Закон о выборах, дающий возможность создавать эти фантомные участки, придумывался не для Шанцева и не для Потапова.”

yakim

Алексей Якимов, гражданский активист

Валентина Бузмакова. Алексей, как тебя представлять? Гражданский активист или член партии “Справедливая Россия”?

Алексей Якимов. Гражданский активист.

В.Б. Ты уже не состоишь в партии “Справедливая Россия”?

А.Я. Состою, но есть официальная позиция партии, и есть моя позиция, и не всегда они согласуются. Для нормальной политической жизни иногда нужно идти на какие-то уступки, договоренности, и их нужно соблюдать. А в каждой партии есть те, кто обладают своим видением на свою карьеру и выстраивают ее так, как считают нужным.

В.Б. Мне это странно слышать, потому что ты человек бескомпромиссный, а тут идешь на компромисс с партией.

А.Я. Я на своем месте к своим обязанностям отношусь профессионально. У меня есть возможность ответить на просьбы людей о помощи какой-то реальной работой. Не бегать по улицам и время от времени устраивать массовые мероприятия, используя информационный повод. У меня есть возможность помогать людям.

В.Б. В качестве кого ты помогаешь людям?

А.Я. В качестве помощника депутата. У меня два депутата, которым я помогаю. Один  в Государственной Думе – Анатолий Алексеевич Шеин, другой – в Законодательном собрании – это Галина Юрьевна Клочкова. Галина Юрьевна – директор школы. У нее есть тонкое понимание того, как должно развиваться общество, как нужно воспитывать маленьких нижегородцев. Как было в советской школе: человек должен выйти из школы подготовленным к взрослой жизни. Сейчас современная школа такого не делает.

В.Б. Ты говоришь о Клочковой, и у тебя глаза горят. А я считаю Клочкову человеком компромисса, так же, как и Шеина. Ведь, ты боец, я вижу, как ты остро реагируешь на все политические ситуации, на все недостатки в нашей Нижегородской области. И в то же время являешься помощником депутатов, которые, отнюдь, не боевые – люди компромисса.

А.Я. Я считаю себя профессионалом, поскольку профессионально отношусь к  своим обязанностям.

В.Б. Профессиональным бойцом или профессиональным …

А.Я. … в первую очередь, профессиональным работником. Я ко всем своим обязанностям отношусь очень внимательно. Если не выполнять свою работу профессионально, тебе не поверит никто.

В.Б.  Это твоя основная работа – общественно-политическая деятельность.

А.Я. Совершенно верно. И я всегда говорю с людьми честно, поэтому я и основную работу выполняю хорошо, четко, без претензий со стороны руководства, и в то же время гражданское общество воспринимает меня таким, какой я есть.

В.Б. Я впервые увидела тебя на “Круглом столе”, который проводила ассоциация “Голос” в Нижнем Новгороде после скандальных выборов 2011-го года. Ты тогда занялся общественно-политической деятельностью?

А.Я. Выборы 2011-го года были знаковыми по количеству нарушений, которые там были допущены. Выборами же я начал заниматься еще с 2009-го года. Началось это, может, даже стихийно. Я всю жизнь занимался спортом. У нас есть мощная спортивная организация, которая сформировалась именно в 2009-ом году из разрозненных тренеров и спортсменов, которые не хотели находиться в режиме выживаемости, видя какое отношение сложилось в государстве к молодому поколению, к спорту. И я пришел туда вместе со  спортсменами, которые решили заявить о себе, предложив себя обществу. Это были выборы сельских Советов в Кстовском районе.

В.Б. Ты занимался самбо?

А.Я. Нет, я занимался боксом, каратэ.

В.Б. Боевые искусства. Вот откуда твой характер.

А.Я. Мы пришли туда  и заявили о себе как люди, с которыми нужно либо считаться, не иметь нас в числе своих врагов, или, в любом случае, воспринимать нас.

В.Б. Получилось?

А.Я. Получилось.

В.Б. Вы кого-то делегировали на выборы? Кто-то прошел?

А.Я. Вот, пробить стену для прохождения куда-либо оказалось не так просто.

В.Б. Вы столкнулись с системой и не смогли пробить эту стену, несмотря на все свои боевые качества. И вы задумались, как жить?

А.Я.  Мы задумались над тем, как изменить свою работу, чтобы достичь результата. Чем спортсмен отличается от простого человека? Мы для того, чтобы тело стало крепче, проводим его набивку. Мы бьем себя сами для того, чтобы стать крепче. И когда ты выходишь к противнику, и тебя бьют, ты уже к этому готов. Поэтому когда ты сталкиваешься с  системой, ты готов к этой драке. Ничего нового система не смогла мне показать, того, к чему я не был бы готов. Во-первых, мне много дало общение с людьми насчет того, как нужно воспринимать политику. Это Евгений Евгеньевич Семенов и другие люди. Читая, что они пишут, говорят, встречаясь с ними, делаешь много выводов. И система уже не преподносит тебе ничего нового. Нужно только искать какие-то шаги, чтобы ее, если не поломать, то преодолеть. Этим я и занимаюсь. Плюс расширяю число своих сторонников, потому что против системы надо идти системой. Есть, конечно, поговорка, что и один в поле воин, если он по-русски скроен. Но нужно создавать собственный коллектив, потому  что без поддержки нельзя ничего сделать.

В.Б. Сегодня 2015-ый год. Ты стал старше, мужественнее. Не разочаровался в жизни?

А.Я. Не разочаровался только потому, что с каждым годом я понимаю, что обычные нижегородцы, которые далеки от реальной политики, в большей степени нуждаются в защите от тех, кто эту политику делает.

В.Б. А когда вступил в “Справедливую Россию”?

А.Я. В 2009-ом.

В.Б. “Справедливая Россия” – партия, которая заявляла о  себе, что будет вести политику в интересах людей. Сегодняшняя “Справедливая Россия” тебя устраивает?

А.Я. На этот вопрос я, наверное, не смогу ответить.

В.Б. Ты же не партийный функционер, всего лишь помощник депутата. Боишься потерять место?

А.Я.  Нет. Меня, кстати, государство защищает в не меньшей степени, чем самих депутатов. Не так просто – взять и лишить меня моей работы. Но пока я сам не знаю, какая задача стоит перед партией. Читать Устав партии – это одно. Читать программу партии – это другое. А, вот, например, уследить, как функционеры, о которых вы сказали, выстраивают отношения с другими партиями, и как они видят роль партии в общественно-политической системе, я не могу. Меня больше интересуют вопросы Нижегородской области.

В.Б. Тогда вспомним про недавние губернаторские выборы, к которым у тебя было очень много претензий, и ты публично заявлял об этом на самых разных площадках, но, как гражданский активист, а не как наблюдатель от партии “Справедливая Россия”. Почему?

А.Я. Во-первых, во время проведения самого дня голосования по личной инициативе вел on-line перехват нарушений, которые были на выборах. Меня очень задело то, что ни одна партия не зафиксировала нарушений. В on-line это было только у нас.

В.Б. У меня тоже сложилось такое впечатление, что партии были довольны ходом выборов. Почему меня и удивило, что когда Шанцев официально стал избранным губернатором, партии почему-то возбудились и начали писать заявления.

А.Я. Скорее всего, исполнялась некая договоренность. И после выборов, после того, как они были утверждены официально, некоторые партии, некоторые кандидаты, возможно, почувствовали себя обделенными. Они не получили того, чего им обещали. Поскольку договоренности носили такой дешевый характер, это возмутило тех, кто рассчитывал на большее. Что интересует всех больше всего? – Проценты. Те проценты, которые дали всем, кроме главного действующего лица, – это не просто позор, это я могу назвать только  садомазохизмом, т.е., для участников этих выборов – это выкидывание из политического пространства. Впоследствии этих людей не будут воспринимать никак.

В.Б. Интересный ты употребил глагол – дали, не какой процент получили участники выборов, а какой процент им дали. Кто раздавал эти проценты, Сергей Потапов?

А.Я. Кто куратор, можно отследить по должностям в правительстве. Если, например, Потапов отвечает за внутреннюю политику, в министерстве внутренней политики есть отдел по взаимодействию с политическими партиями, и если по этой иерархической лестнице подниматься с низового уровня, то все приведет именно к вице-губернатору.

В.Б. Мы прекрасно понимаем, что отвечал за выборы Сергей Потапов.

А.Я. Потапов, министерство внутренней политики, отдел по взаимодействию с политическими партиями, все остальные.

В.Б. Вот почему в статье газеты “Известия”, которая появилась до знаменитого заседания Центризбиркома, называлась фамилия куратора выборов Сергея Потапова, и рассуждалось, что он непременно должен попасть под раздачу. Как видишь, в Центризбиркоме его фамилию даже не называли.

А.Я. Давайте исходить из того, что Центризбирком действует в рамках своих полномочий. Более того, они даже не имеют права воздействовать на территориальные избирательные комиссии напрямую. Только через Кузьменко.

 В.Б. Так это Кузьменко сейчас будет исключать председателей ТИКов?

А.Я. Ему дали срок до 31 числа. Я думаю, что они будут оттягивать заседание комиссии до самого последнего дня. Значит, скорее всего, 30 числа, в пятницу, будет заседание комиссии, и там они выполнят все рекоммендации, которые им дали, на 100%. Все эти люди будут отстранены. Это верхушка айсберга. Сейчас опять отлупцуют  стрелочников, которые в силу тонкой душевной организации пошли на это.

В.Б. Может, уйдут по собственному желанию?

А.Я. Не могут, они будут уволены.

В.Б. Они лишатся “хлебного места”, судя по тем премиальным, которые они получили за выборы?

А.Я. Это не просто “хлебное место”. У нас человек, если ему в руку попадает хоть толика власти, становится неузнаваемым. Если ему при этом дается немного иммунитета, то он просто находится в Зазеркалье.

В.Б. В России власть развращает людей, даже та малая толика, о которой ты говоришь.

А.Я. А если за это еще и платят, то это, вообще, гремучая смесь. Например, в отношении членов комиссии с правом решающего голоса правоохранительные органы даже не имеют права заводить административное производство без санкции прокурора. Хоть чуть-чуть, но иммунитет. Я правила дорожного движения нарушу, меня не трожь без санкции прокурора! Если при этом еще платят премиальные, доходящие до ста тысяч, за лояльность, усердие, умение выполнять поставленную задачу и, в большей степени, умение держать язык за зубами, это, естественно, “хлебное место”. И в истории,  по крайней мере, Нижегородской области это первый раз, когда эти люди получили “по соплям”.

В.Б. Нижний Новгород попал под раздачу. Кто-то должен был попасть, и, видимо, нарушения были настолько явные, что Центризбирком должен был отреагировать.

А.Я. Я вам со всей ответственностью говорю, что те нарушения, которые были в Нижегородской области ни на один пункт не отличаются от тех, что были в Пензенской, Астраханской…

В.Б. Значит, попали под раздачу.

А.Я. Никогда еще, если отталкиваться от слов Чурова, в истории России не было такого, чтобы курируя региональные выборы, допустил промашку вице-губернатор. Т.е., куратор этих выборов. И не зря в “Известиях” написали. Эта информация, кстати, пришла из администрации Президента, где тоже есть управление по внутренней политике, которое точно так же является куратором региональных выборов. Это был Морозов, перед которым отчитываются Потапов и иже с ним.

В.Б. Почему так долго тянули? Ведь, все эти сигналы поступили в администрацию Президента очень давно, и от тебя, в том числе, тоже.

А.Я. Это от того, как задумывались события, вот что я думаю. По тому, что коммунисты не прошли на эти выборы, изначально виден их план действий. Перед выборами они выпустили два тиража агитматериалов. В одном тираже они попытались объяснить людям разницу между “Коммунистами России” и КПРФ. Из второго выпуска уже четко было понятно, что они будут делать дальше. Они дали понять,  что на выборы они не пройдут – их туда не пускают.

В.Б. И не очень-то они и старались.

А.Я. И не очень-то и хотели, для того, чтобы выступить в роли обиженных.

В.Б. Это была их стратегия.

А.Я. Была стратегия для того, чтобы после выборов воспользоваться этим моментом (нарушения на выборах всегда есть) и продавить решение. Терять-то им нечего, договоренностей с ними никаких нет, их ничего не связывает. Перед Потаповым, перед Шанцевым, перед правительством им расшаркиваться не обязательно. Поэтому можно действовать. Но, вот, сама эта система продавливания до конечного результата – это гигантская работа, которую они подготовили и выполнили. С одним из представителей КПРФ мы обсуждали это тонкое место в конце сентября. Я выложил первый материал о нарушениях 17 сентября. В КПРФ поступили благородно. Пришел их представитель, спросил разрешения пользоваться этими материалами, и они дали этому официальный ход. После второго материала, когда я выкладывал информацию о вознаграждениях вместе с документами, мы с ним опять обсуждали эту ситуацию. Мне их представитель сказал, что он получил отказы в нескольких местах. Я подал идею борьбы с фальсификациями. Власть может сделать все, что угодно, но она никогда не договорится с МВД. У них не получится оформить задним числом приказы по МВД.

В.Б. Это ты нащупал это слабое место?

А.Я. Да, после разговора с одним знакомым.

В.Б. Интересно получается, вся слава – коммунистам, а тебе – нет. А, ведь, на этом можно было сделать такую интересную политическую биографию!

А.Я. Самое главное – результат.

В.Б. А это не хитрость была – остаться в стороне? Ведь, “Справедливая Россия” помалкивает. Я не думаю, что Бочкареву нравятся все твои смелые выступления. У него, наверное, были свои договоренности с губернатором, против которого он как бы участвовал в выборах.

А.Я. Бочкарев не является моим работодателем. Он председатель партии. По работе в партии я его вижу, в лучшем случае, раз в месяц.

В.Б. А твои работодатели – депутаты как реагируют на твою деятельность? Сложно?

А.Я. Сложно.

В.Б. Но ты не отступишься?

А.Я. Нет.

В.Б. Неудобный ты помощник.

А.Я. Неудобный.

В.Б. Что за организация “Ревизор”, от имени которой ты публикуешься в Интернете?

А.Я. Это группа людей, объединенных общей целью. На сегодняшний день это нижегородцы, но консультации мы получаем и из других регионов – Пензенской и Астраханской областей. Меня с этими областями связывает личный контакт, потому что я там работал. В Астраханской области я принимал участие в избирательной кампании кандидата в мэры Олега Васильевича Шеина. Мы с ним очень дружим.

В.Б. А зачем нужно было создавать “Ревизор”, когда у нас есть такая мощная организация, как “Голос”?

А.Я. У них проблемы.

В.Б. У них сложная жизнь, сложная судьба в связи с гонениями на некоммерческие организации, которые получают деньги с Запада.

А.Я. Вот где собака зарыта. А “Ревизор” объединяет группу людей, которые доверяют лично мне. Я не назову их пофамильно нигде и ни при каких обстоятельствах, потому что у некоторых людей рабочее место находится рядом с теми, кто осуществляет эти фальсификации.

В.Б. “Ревизор” будет работать на осенних выборах в Нижегородской области?

А.Я. Более того, за последнюю неделю поступило еще несколько предложений от людей, готовых помогать нам.

В.Б. Это очень важно. Вы создадите свой сайт?

А.Я. Возможно. Но мне посоветовал один блогер Гера Князев развивать то, что уже создано – блоги. Есть готовый инструмент, и им надо пользоваться. Кстати, у меня сейчас возникла ассоциация. Вы хороший мастер, и у вас есть инструмент для тонкой работы. Вы даете этот инструмент для тонкой работы своему  подмастерью, а он им пользуется, как молотком. И, вот, с  выборами губернатора получается так: закон о выборах, дающий возможность создавать эти фантомные участки, придумывался не для Шанцева и не для Потапова. Этот закон обкатали на федеральных выборах в Государственную Думу и Президента РФ. И тут вдруг этот неумелый подмастерье пользуется федеральным законом, ломает инструмент, который ему дали. В результате, он страдает не за то, что он дал завышенный процент своему шефу. Он страдает за то, что неумно, по-дурацки воспользовался инструментом, который ему дали фактически на федеральном уровне. А, поскольку, ты натворил дел, и это вышло за рамки…

В.Б. …за это ты и получишь.

А.Я. Но в публичном пространстве его фамилия исчезла. Скорее всего, из нижегородского правительства уже пришло указание для всех подконтрольных СМИ и, тем более, для TV, эту тему не выносить. И официальная власть никаким образом не хочет комментировать это. Один блогер высказал мнение: “Шанцев обязательно найдет какие-то слова, чтобы оправдать эти действия.” Шанцеву эти слова не нужно искать. Они бесполезны. Во-первых, время уже прошло, новость протухла. Может, кому-то покажется, что отдельные высказывания не сформируют общественного мнения. Но люди, которые занимаются просмотром сообщений, грамотных комментариев, обладают даром убеждения. И один такой человек стоит сотни. Потому что он донесет информацию до своих друзей, родственников, знакомых. Эти люди делают повестку дня. На сегодняшний день правительство Нижегородской области, бывший кандидат в губернаторы, ныне признанный губернатором, совершили глобальную ошибку: они упустили этот момент. Это непрофессионально.

В.Б. Как ты считаешь, не рассосется это до сентября, до выборов в местные органы власти?

А.Я. Не рассосется, потому что это дает в руки такой механизм воздействия для будущих кандидатов, которые, может быть, не рассчитывали… И у нас есть уверенность в том, что на выборы пойдут кандидаты для того, чтобы отстаивать интересы людей, а не кланов и группировок.

В.Б. А ты сам пойдешь на выборы?

А.Я. Я пока не определился с участием в выборах, во-первых. И с выбором округа, во-вторых. Участвовать в каких-то играх считаю для себя неприемлемым.

В.Б. Значит, это будет твое решение, а не решение партии?

А.Я. Могу сказать совершенно определенно: если до 2015-го года я был исполнителем, то сейчас решение буду принимать самостоятельно. Представлять чьи-то интересы – из этих коротких штанов я уже вырос.

Поделиться