Борис Немцов: ”Я не хочу вписываться в воровскую вертикаль власти.”

20811-1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Борис Немцов, сопредседатель партии “РПР-ПАРНАС”, депутат Ярославской областной Думы.

 

Валентина Бузмакова. Борис, почему так оскудела земля нижегородская? Восемь с лишним лет назад мы не могли найти достойного кандидата на пост губернатора Нижегородской области. И тогда началось это московское пришествие. Нижний перестал поставлять кадры и в Москву.

Борис Немцов. Во-первых, эта ситуация не уникальная, и Нижний Новгород в этом смысле  не исключение. Ровно такая же картина в Ярославле, ровно такая же картина в Воронеже, ровно такая же картина в Калуге. Да по всей стране. Это следствие политики по уничтожению политических конкурентов, политики по зачистке политического поля. Это сознательная централизованная политика, когда людей, имеющих хоть какие-то возможности, пытаются закопать в асфальт. Кроме того, сама технология уничтожения выборов (потому что назвать выборами то, что сейчас называют губернаторскими выборами, у меня язык не  поворачивается назвать настоящими выборами в силу дикой цензуры, в силу административного ресурса, фальсификации и т.д., это только имитация), уничтожение МСУ тоже приводит к тому, что не появляются новые люди.

Например, когда отказались избирать мэра Нижнего, то, по сути, закрыли политический лифт для огромного количества людей вполне достойных, перспективных, молодых, которые могли бы показать себя на уровне города. Именно поэтому выборы и уничтожали. Вообще, главный смысл для нынешней власти – это удержать власть любой ценой, уничтожая конкуренцию. Именно это и произошло. Что касается Нижнего, то я абсолютно уверен, что в Нижнем есть огромное количество достойных людей не только среди депутатского корпуса, но и среди предпринимателей и общественных деятелей. Но у них нет никаких шансов.

В.Б. А рискни, назови фамилии.

Б.Н. Я считал бы, что достойным кандидатом мог бы быть Дмитрий Гудков. Он не нижегородец, но он сыграл огромную роль в разоблачении коррупционных связей внутри так называемой нижегородской элиты, его статьи по поводу Аверина, его статьи по поводу Сорокина и его жены, его обращения в Следственный комитет и прокуратуру, достойны того, чтобы этот человек мог бы попытать счастья и поучаствовать в выборах. Но ясно, что никакого доступа к СМИ у него не будет, ясно, что люди, которые втайне ему сочувствуют, помогать ему не будут, потому что боятся потерять бизнес, боятся потерять работу. Достойным кандидатом мог бы быть, например, коммунист Кузнецов.

В.Б. Который Кузнецов – старший или младший?

Б.Н. Который депутат.

В.Б. Они оба депутата. И Александр, и Сергей.

Б.Н. Ну, я знаю старшего. Но, думаю, и младший тоже. Да, это ребята сторонники выборов, сторонники парламентской власти. И хоть мы из разных партий, но наши ценности совпадают в этой части. Но ясно, что возможности участвовать в выборах этим людям не дадут, а быть аутсайдером, мальчиком для битья никто не хочет. Поэтому это ситуация с выжженной землей, с выжженной политической площадкой, ситуация воровства. И я, честно говоря, обрадовался, что Шанцев, наконец, избавился от Аверина. Это очень одиозная личность.

В.Б. Ты уверен, что избавился? Он не избавился, это очень хитрая игра, многоходовка. Аверин перестал быть заместителем губернатора, но он стал исполняющим обязанности заместителя губернатора.

Б.Н. Тогда дело еще хуже. Это значит, что Шанцев цепляется за одиозных, полностью скомпрометировавших себя людей, что Сорокин, что Аверин, вся эта бригада. Это, конечно, отвратительно. Хотя, должен сказать, что, опять-таки, Нижегородская область – это не исключение. Я занимаюсь темой нехватки лекарств для онкобольных в Ярославской области. Выяснилось, что зам. губернатора по здравоохранению Сенин пристроил свою жену. Она, будучи его женой, главный поставщик лекарств для области. Цены на лекарства выше аптечных. Казалось бы, людей надо сажать, а губернатор их, по-прежнему, прикрывает. Это безрадостная картина по всей стране, она удручает, потому что люди не могут найти себя, не говоря о безработице. То, что Шанцев создал такую затхлую, абсолютно невыносимую, абсолютно неконкурентную, абсолютно закрытую капсулу вокруг себя, ему же и аукнется. Он же не будет вечно губернатором. Да, я знаю, что уровень доверия к нему высокий, это связано с промыванием мозгов , с зомбированием людей с помощью телевидения. Но рано и ли поздно он уйдет, и все воровские истории будут известны.

В.Б. Ты назвал фамилии братьев Кузнецовых, депутатов областного Законодательного собрания. Почему ты не назвал фамилию Шаронова? Щадишь или ты не видишь его кандидатом в губернаторы?

Б.Н. Я знаю Сашу давно. Он неплохой человек, конформист, член известной партии “Единая Россия”. Говорить о нем как о серьезном конкуренте Шанцеву – глупость, он не для этого вступал в ”Единую Россию”, чтобы конкурировать с ее смотрящим. Он не будет этого делать. Называть эту фамилию бессмысленно.

В.Б. Но у нас еще сохранились в Москве нижегородцы – Леша Лихачев, заместитель министра экономики, Вадим Воробьев, вице-президент ”Лукойла”. Серьезные парни.

Б.Н. Я сознательно не называю фамилии людей, вписанных в путинскую вертикаль, потому  что эти люди не могут участвовать в выборах. Они – часть группировки, повязанной кучей обязательств, в том числе, обязательств непристойных, мафиозных, если хотите. Они никогда против пахана не пойдут. Если бы речь зашла, например, о Булавинове – он был достаточно популярным мэром. И при желании мог бы даже конкурировать, но, опять же, это какой-то космос, непонятно чего мы тут обсуждаем. В свое время Булавинов слил тему избрания мэра. Вначале он был сторонником этого дела. Потом его вызвали в Кремль и там дали по башке, и он тут же стал противником и потом своими же руками похоронил право граждан на избрание мэра. Гипотетически такой человек, как Булавинов, мог бы составить Шанцеву конкуренцию. Но он этого делать не будет, он член группировки. Это все равно что взять кого-то из группы Дона Карлеоне и сказать: ”Вы не хотите конкурировать за пост лидера группы с Доном Карлеоне?” Много найдется желающих?

В.Б. А нижегородец Сергей Капков, который публично сказал, что ему делали предложение, но он отказался?

Б.Н. Все правильно. Ты опять называешь члена партии ”Единая Россия”, причем, не просто члена, а активного функционера. Безусловно, Сергей Капков – талантливый парень, кое-что сделавший для Москвы, достаточно технологичный и т.д. Кроме того, с нижегородскими корнями. Думаю, что он мог бы составить конкуренцию. Но это бессмысленный разговор, потому что это все люди из одной группировки. Они не могут нарушать кодекс мафиозной этики. Мы обсуждаем какие-то абсолютно невероятные конструкции.

В.Б. Но у нас нет своего Навального в области. Не вырастили.

Б.Н. Не согласен. Это Дмитрий Гудков.

В.Б. Но он не нижегородец.

Б.Н. Не нижегородец. Но он занимается нижегородскими проблемами. Он сейчас готовит референдум о возвращении  выборов мэра в Нижнем Новгороде. Он написал огромное количество разоблачающего материала по поводу Сорокина и его жены. Он сейчас приезжает в Нижний Новгород.  Это не сделало его нижегородцем, но не сделало его чуждым нижегородским проблемам. Я его хорошо знаю. Он оживил бы эту затхлую, лицемерную, коррумпированную жизнь, улучшил бы положение области в целом.

В.Б. А почему ты не оживил нижегородскую ситуацию? Не пошел в Нижегородское Законодательное собрание, а пошел в Ярославскую Думу?

Б.Н. Во-первых, в  прошлом году в Нижнем Новгороде не было выборов. Только в прошлом году нашей партии позволили участвовать в выборах. В результате протестов 2011-2012 годов нас зарегистрировали в 2012 году и только в прошлом году позволили участвовать в выборах. Было принято партийное решение участвовать в выборах в Ярославле, во-первых, потому что это тоже волжские дела. Во-вторых, я его неплохо знал тогда. В-третьих, там высоки оппозиционные протестные настроения. В-четвертых, потому что меня безумно возмутила эта история с Урлашовым, который уже почти год сидит в тюрьме. Тогда удалось создать некую коалицию для участия в выборах, которую я тогда возглавил.

Но я должен сказать, что эту возможность, которая тогда существовала, я бы назвал форточкой. Вот эта форточка возможностей уже закрылась. Буквально месяц назад Путин принял поправки в закон, согласно которым для нашей партии опять закрыта возможность участия в выборах. У нас в Ярославле, возможно, тоже скоро грядут выборы, поскольку наш губернатор – аутсайдер, ему прочат отставку. Но на губернаторские выборы я не пойду. Я могу высказать свою личную позицию. Она состоит в следующем. Я не хочу вписываться в воровскую вертикаль власти. Для меня совершенно очевидно, что пост губернатора – это пост в этой гнилой системе, который я занимать не хочу. Это первое. Второе, я не хочу делать заложниками моих взаимоотношений с Путиным три с половиной миллиона жителей области. Для меня совершенно очевидно, что губернатор не может не взаимодействовать с Президентом, если он хочет решать проблемы области. Я это отлично знаю, сам был губернатором.

Поскольку мои разногласия с Путиным носят системный, глубоко политический, идеологический характер, кстати, не личностный, а идеологический и политический, я делать заложником моих земляков не хочу. Поэтому я ни в Нижегородскую область на выборы не  пойду губернатором, ни в Ярославскую. Депутат – совсем другая история. Депутат ответственен перед избирателями, не зависящий от Кремля человек. Мне многое удается сделать в Ярославле. Если бы я был депутатом Нижегородского заксобрания, я мог бы многое сделать и на уровне Нижнего Новгорода. Во-первых, любой депутат – не часть вертикали. Во-вторых, он гораздо более свободный человек в плане защиты своей позиции, в плане своей деятельности, поскольку отвечает только перед теми людьми, которые за него голосовали.

В.Б. Выборы, все-таки, будут. И я считаю, что во время избирательной кампании общество должно  предъявить свои требования к кандидатам на пост губернатора и активно участвовать в избирательной кампании. То, что Путин дал добро, это еще не точка.

Б.Н. Я так сформулирую свою позицию. Я буду рад, если вы найдете достойную альтернативу Шанцеву. Я знаю, что у Шанцева подставные там соперники…  Бочкарева хотят выдвинуть, еще кого-то. Я считаю, что выдвижение кандидата, который мог бы пойти с народной программой, и который мог бы быть поддержан гражданским обществом Нижнего Новгорода, это важнейшая задача. Я с тобой абсолютно согласен. Вопрос только в том, как его найти. Кроме того, я не считаю, что члены ”Единой России”, если они по договоренности с Шанцевым будут участвовать в выборах, это те люди, на которых гражданское общество будет опираться, потому что понятно, что корпоративные отношения для них важнее обязательств перед обществом. Поэтому, если вы Кузнецова или Гудкова уговорите, то я обеими руками готов содействовать той идее, о которой ты говорила: чтобы была общая программа и т.п. А если не уговорите, то это будут такие потешные бои нанайских мальчиков, победитель в которых уже известен. Тогда я не понимаю, какую роль может сыграть гражданское общество, кроме как разоблачить этот фарс.

В.Б. Я бы с удовольствием посмотрела во время этой кампании дебаты Немцов – Шанцев. Ты бы принял в них участие? Ты готов бросить перчатку Шанцеву?

Б.Н. Я готов принять участие в дебатах. Только есть 99%-ная уверенность, что господин Шанцев откажется от дебатов.

В.Б. Пусть откажется. Брось перчатку!

Б.Н. Проблема в том, что это странно выглядит. Это не дебаты между кандидатами, это дебаты между губернаторами. Тогда надо четко обозначить формат, что дебаты – это дебаты между первым всенародно избранным губернатором и действующим губернатором. В таком формате я готов участвовать.

В.Б. Мало того, ты опять будешь первым. Такого еще не было. А, во-вторых, я работаю сейчас с видеоархивом за все годы губернаторства Шанцева в Нижнем Новгороде, так он постоянно говорит о том, что до него ничего здесь не было, а он пришел и все построил, все сделал.

Б.Н. Здесь ничего нового я не услышал. Каждый следующий советский начальник, а Шанцев – советский во многом, перечеркивает все, что было сделано до него, и старается либо дискредитировать, что было сделано, либо не замечать. Это традиция глубоко советская, глубоко порочная, глубоко пагубная для страны, потому что когда ты каждый день начинаешь с чистого листа, то ты работаешь не созидателем, а разрушителем. Вместо того, чтобы продолжать то, что было хорошего сделано, пытается его перечеркнуть. Так что ничего нового. Предложите ему. Если захочет, я с удовольствием.

Интервью записано в июне 2014-го года.

Поделиться