Владимир Буланов: ” Ни одни выборы не похожи друг на друга. Это как волну, как ветер поймать.”

DSC_9278Владимир Буланов, депутат Законодательного собрания, кандидат от КПРФ на пост губернатора Нижегородской области.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валентина Бузмакова. У меня такое впечатление, что все роли уже распределены на этих выборах.  И у вас своя особая роль, и у Бочкарева, и у Курдюмова. И будете вы на подпевках у Шанцева.

Владимир Буланов. У меня нет такого впечатления. Ваше впечатление существенно расходится с моим планом. Я никогда ни у кого не был на подпевках.

В.Б. Кстати, я слышала, что вы хотите встретиться с Шанцевым, а он вас не принимает.

Вл.Б. Полная глупость. Ни с кем, кроме московских депутатов Государственной Думы, которые сюда приезжали на конференцию, у меня разговоров на более высоком уровне не было.

В.Б. Вы наберете голоса муниципальных депутатов? Я представляю, что такое в районе депутату отдать свой голос коммунисту, если не будет приказа сверху. Это, ведь, страшно, ему там жить да жить.

Вл.Б. Я вам скажу по секрету, что за последнюю неделю у меня произошли встречи с уважаемыми людьми, единороссами и справороссами, их фамилии вам хорошо известны, которые сказали, что отдадут мне свои подписи. Вот так вот.

В.Б. Вы уверены, что наберете эти триста с лишним голосов?

Вл.Б. По раскладу сегодня получается, что Шанцеву, у которого, как вы сказали, я должен быть на подпевках, нужно показать, какой демократический у нас регион, что участвуют в выборах все партии – парламентские, непарламентские.

В.Б. Почему-то я думаю, что Шанцев не пойдет по пути Собянина.

Вл.Б. Нужна явка, чтобы ему показать свою легитимность перед администрацией Президента , перед Президентом, и чтобы он победил в первом туре.

В.Б. Вы думаете, что, если пойдет коммунист, то явка будет значительно выше?

Вл.Б. У меня есть такое ощущение, что они попытаются сделать ставку на “Коммунистов России”. Меня не зарегистрируют, а зарегистрируют “коммуниста России”. Кому мы объясним, что это не настоящий коммунист, а поддельный. Они точно помогут собрать подписи представителю ”Гражданской платформы”. Им нужна явка. И чем больше кандидатов, тем меньше им придется вбрасывать.

В.Б. А как вы думаете, будет ли кто-нибудь из неформальной оппозиции? Я-то уверена, что желающие будут, но допустят ли их до выборов, дадут ли им собрать голоса, этакие свои навальные, пусть поменьше размером?

Вл.Б. За девять лет вытоптали всех навальных в Нижнем. Здесь все мало-мальски имеющие какой-то экономический или политический вес уже в ”Единой России” или плавно перекочевывают в Народный фронт. Но, вот, серьезные ребята Кузнецовы – с нами. Нет, это никак не повлияет на исход кампании. Я не вижу здесь никаких экономических или политических авторитетов, которые могли бы украсить кампанию.

В.Б. А Дмитрий Гудков?

Вл.Б. Я даже гипотетически не могу это представить. Если он член «”Справедливой России”, а “Справедливая Россия” определилась со своим выбором, то по вашей логике тут должно быть два кандидата от “Справедливой России”. Без всякого сомнения, Гудков украсил бы кампанию, и деньги бы у него были на эту кампанию. Но два кандидата от одной партии – это нонсенс.

В.Б. Дмитрий исключен из партии ”Справедливая Россия”. Вы встречались с кем-нибудь после того, как были выдвинуты от партий Курдюмов и Бочкарев, или это не необходимо?

Вл.Б. Я не вижу в этом смысла, вести с ними какую-то полемику, договариваться за честные выборы или бесчестные. Я не сомневаюсь, что они будут зарегистрированы и даже подпишут соглашение с «”Единой Россией” о честных выборах. Что касается меня, то я точно в этой клоунаде участвовать не буду.

В.Б. Но вы все трое – ветераны нижегородских выборов и уже не раз принимали в них участие. Вы в свое время принимали участие и выборах мэра Нижнего Новгорода, и в выборах в Государственную Думу, и пытались стать главой администрации Нижнего Новгорода. У вас большой опыт. Другой вопрос, что после этого, каков результат?

Вл.Б. Испортил отношения с городскими властями.

В.Б. Вы раздражитель и для Шанцева, и для городской власти. Но в одном из интервью вы сказали, что не будете строить свою избирательную кампанию на критике. На чем тогда вы будете строить свою кампанию? У вас есть программа развития города, области?

Вл.Б. Можно огульно критиковать, а можно говорить, что вот так есть, так сложилось: что закрыты 450 школ. А закрытие школы подразумевает вымирание населенного пункта. В моем понимании, если даже двадцать человек в этой школе учатся, это жизнь, это цивилизация, и надо всячески сохранить ее. То же самое касается фельдшерских и акушерских пунктов. Сейчас за 130 километров везут роженицу или человека с инсультом до районной больницы. Ну, кто доедет с инфарктом за 130 километров?

Дальше, откуда взять деньги в сегодняшней сложной экономической ситуации? Но мы видим, что сегодня увеличили стоимость стадиона к ЧМ-2018 почти в два раза. Вот они, деньги! На последнем Законодательно собрании был поднят очень интересный вопрос. Контрольно-счетная палата рассказывает о проверке одного из объектов. В регионе самая авторитетная организация ”Нижегородсмета”. Нам говорят, что они допустили арифметическую ошибку. А там взяли и просто приписали девять миллионов. Спрашивается, кто сел за это, на кого завели уголовное дело? Та же самая ”Нижегородсмета” занимается сегодня сметой на строительство будущего стадиона с расселением, с коммуникациями.

Вот мы ездили на Борский мост. Сейчас все просто в восторге от этого моста. Во-первых, он кардинально не решает проблему. На улицу Акимова приезжают люди с четырех районов, но там нет никакой развязки, и, что самое страшное, она не предполагается. Нам показывали проект представители подрядчика, и там нет развязок ни на Акимова, ни в Толоконцево. То есть, освоят огромные деньги, а принципиально проблема не решится. Кто считал? Если это опять ”Нижегородсмета” считала, надо понимать, сколько там миллиардов приписали в этих объемах, какой глубины коррупция и какого масштаба воровство достигает на этой стройке Борского моста. По логике надо было строить в Подновье, и мы бы четыре района утянули в Подновье, и четыре района – здесь. Это было бы по-хозяйски. И что меня удивляет, все это строится за областные деньги, ни капли софинансирования нет. Ну, разве даже такому мощному региону, как Нижегородская область, по силам эта стройка в 24 миллиарда, пусть и за три года? Это огромнейшая нагрузка! Для нас огромной нагрузкой было цирк достроить, залезали в кредиты. А сейчас это просто для нас непомерно. Кто-то на этом зарабатывает, кто-то себе медали вешает, кто-то флагами размахивает. Только нижегородцам легче не становится.

В.Б. Никакого федерального софинансирования нет на мост? Но он строится такими быстрыми темпами, как будто бы это самая главная стройка области. Было бы еще понятно, если бы это стадион к чемпионату строился.

Вл.Б. С опережением строится. Чистое освоение денег. Распил бабла, по-другому не скажешь.

В.Б. Вы говорите о закрытии школ, фельдшерских пунктов. Еще и полицейские отделения закрывают. В городе Горбатове, например, три с лишним тысячи населения, летом оно увеличивается в несколько раз, два санатория, а участковый из Ворсмы за 25 километров приезжает. Ну, и расплодили в итоге домушников. Сокращают расходы на самые необходимые вещи, а на великие стройки деньги находятся.

Вл.Б. Может, это государственная политика. Здесь есть некий смысл. Сейчас, конечно, не 90-е годы, и преступность так не растет. Но в полиции стали сейчас платить хорошие зарплаты, их обеспечивают всем самым необходимым – и транспортом, и техникой. Надо понимать, сытые люди будут стоять на страже государства и будут делать все, чтобы не было навальных, не было удальцовых, не было климентьевых. Государству легче бороться с инакомыслием, чем ловить домушников.

В.Б. У нас в законе о выборах губернатора не записаны обязательные дебаты, к сожалению, что, несомненно, украсило бы эти выборы. Вы вызовете на дебаты Шанцева?

Вл.Б. Было бы интересно поговорить с ним публично, потому что ничего нового на заседаниях Законодательного собрания я от него не слышу. Интересно было бы спросить про дороги. Семь лет назад обещал четырехполосную трассу до Арзамаса и закончить Южный обход. Или про то, куда делся наш трамплин?

В.Б. И куда делись наши ребята-чемпионы? Хорошая была команда.

Вл.Б. Я на заседании Законодательного собрания два месяца назад задал заместителю губернатора Сватковскому вопрос, почему случилось так, что в Урене, Воротынце и Шаранге ФОКи стоили 380 миллионов рублей с подъездными путями, с благоустройством и даже с газовым хранилищем, а ФОК, который сейчас заложили в Приокском районе, 825 миллионов? У нас нет такой инфляции.

В.Б. Но, ведь, Законодательное собрание принимает бюджет.

Вл.Б. Мы традиционно не голосуем за этот бюджет. Мы никогда его не принимаем, потому что, к сожалению, все вопросы остаются без ответа. Сейчас, вот, опять спорный вопрос – ударными темпами ведется стройка на территории кремля. Строится здание для чиновников. Возможно, это хорошо. Но откуда деньги? В бюджете их нет. Это же не на пожертвования строится, это не частная стройка. Либо их замылили, и нам не показывают. Ежегодно выделяется 150-180 миллионов рублей на борьбу с борщевиком. Кто-нибудь видел, чтобы этот борщевик вдоль дорог убирали?

В.Б. Все эти годы Шанцев хвастался, что он выиграл когда-то дебаты у вашего коллеги Рябова. Шанцев, ведь, тоже не прост, он найдет какие вопросы вам задать. Вы бизнесмен. Как вы понимаете, вопросы будут касаться вашего личного бизнеса, и вас будут по этому месту бить. Сосчитают всех рабочих, которых вы уволили в свое время, выведут на улицы. Вы же знаете, как это делается.

Вл.Б. Приокский район – самый избалованный по загрузке предприятий. Прекрасно работают НИИС, завод им.Фрунзе, НИИРТ, НИТЕЛ. Мы за каждого сварщика, за каждого токаря, за каждого конструктора ведем борьбу с помощью «охотников за головами». Это очень сложный процесс. Если бы на моем предприятии были бы какие-то проблемы, все специалисты разбежались бы давным-давно. Но все работают, сложились династии, идет процесс модернизации. Любая инновация означает сокращение рабочей силы.

В.Б. Кстати, как вы думаете, силовики будут на стороне губернатора в этом случае?

Вл.Б. У меня есть ощущение, что сегодня силовики напрямую не подчиняются губернатору, а подчиняются федеральным законам и задачам, которые должны исполнять. Мне очень приятно, что сегодня ФСБ не лезет в экономику, как это было четыре года назад.

В.Б. Мешки с бюллетенями арестовывать не будут?

Вл.Б. ФСБ занимается своей задачей. Появился очень амбициозный прокурор области, который одной из своих задач поставил борьбу с коррупцией. Хочется, чтобы у него это получилось.

В.Б. Вы считаете, что ему удастся равноудалиться от политической кампании? У нас, как правило, силовиков задействуют, особенно полицию.

Вл.Б. Сегодня в тридцати регионах страны будут проходить губернаторские выборы, и, я думаю, что не нагонят столько полиции, чтобы они всех здесь кошмарили, как это было в Первомайском районе. Когда на четыре тысячи избирателей согнали полторы тысячи ОМОНа и полиции. У меня ощущение, что Следственный комитет ведет себя адекватно. Там произошло существенное обновление, пришла молодежь. Очень хочется верить, что они будут равноудалены от этих выборов. Была встреча с прокурором, и я ему как раз этот вопрос задал. Он сказал, что будут решать проблемы по мере поступления, но их задача быть в стороне.

В.Б. Как бизнес отнесся к вашему выдвижению?

Вл.Б. Все готовятся помочь, раздавать газеты в коллективе, вывешивать плакаты и пр.

В.Б. Директора заводов, как всегда, раздадут премии своим работникам и предложат проголосовать за действующего губернатора.

Вл.Б. А мы выйдем и раздадим около проходных газеты с нашей программой, с рассказом о реальном состоянии дел в экономике.

В.Б. У Шанцева, все равно, сеть мощнее, чем у Коммунистической партии, хотя у КПРФ, конечно, есть идейные поклонники.

Вл.Б. Я уверен, что мы пройдем муниципальный фильтр и выйдем во второй тур, потому что будут применены новые технологии, новые методы. Я уверен, что в первом туре я наберу 25% голосов.

В.Б. Но, главное – не технологии, главное – сам кандидат, вы согласны? Вам самому эти выборы должны быть интересны, иначе ничего не получится. Быть глашатаем, проводником идей партии важно для выборов в Государственную Думу. А сейчас важна личность.

Вл.Б. Здесь сколько плюсов, столько и минусов. Меня не так знают в области, как губернатора. Но когда увидят мой бренд, мою биографию, у людей за девять лет накопилась усталость.

В.Б. Накопилась усталость и от Шанцева, и от жизни. Но вы будете играть втроем на этой поляне. Вы раздробите оппозиционные голоса.

Вл.Б. Меня это не пугает. Я буду своей энергией людей заряжать. Ни одни выборы не похожи друг на друга. Это как волну, как ветер поймать. Такая совокупность всего. В программе я прописываю женский блок отдельно, предприниматели – отдельно, учителя, врачи – отдельно, для молодежи – свой блок. Я должен им показать то, что они раньше не видели. Никаких дорогих московских политтехнологов мы привозить не будем. Одно беспокоит. За что они попытаются меня зацепить: за жену, за детей, за бизнес? Мои основные переживания связаны с моей малолетней дочерью, с сыном. В Мордовии несколько лет назад сыну кандидата подбросили наркотики. Понятно, что тогда предвыборная кампания сразу закончится. Я допускаю, что в случае, если все замеры покажут возможность второго тура, они пойдут на полный беспредел.

В.Б. Благодушных выборов вы не ждете?

Вл.Б. Все зависит от людей. За что их купят – за премии, за зарплату, за гречку. Всегда так было. А люди брали и голосовали так, как считали нужным. Сегодня мощнейший протестный настрой, особенно, в таких крупных городах, как Кстово, Дзержинск. Самое главное, что нужно сделать – зафиксировать результат.

В.Б. Люди отвыкли от выборов. Тринадцать лет не было губернаторских выборов.

Вл.Б. В свое время Ходырев победил Склярова, хотя под Скляровым был весь ресурс – и милиция, и все силовики. Но не думаю, что они пойдут на жесткую фальсификацию. Люди все понимают.

В.Б. Они все понимают, а потом идут и голосуют за ”Единую Россию”.

Вл.Б. У партии власти во всех странах и во все времена есть свои 30%, точно так же, как есть протестный электорат – тоже 30%. Стартовые позиции примерно одинаковые. Но на их стороне есть еще административный ресурс – еще 15%, но не более того. Все шансы есть для второго тура. А там посмотрим.

В.Б. Не окажутся ли все эти депутаты, которым суждено отдать вам голоса, в отпуске?

Вл.Б. Давайте смотреть. Во-первых, действующей власти нужна явка. Хочешь – не хочешь, а за коммунистов 20% приходили голосовать. Во-вторых, надо показать легитимность этих выборов администрации Президента и лично Президенту. Я вполне допускаю, что я не прохожу. Собрали, например, 150 подписей депутатов, а 150-ти не хватило. И  от какой комбинации партия власти больше выиграет – от того, что мы прошли муниципальные фильтры или не прошли?

В.Б. Вы считаете возможным вариант, что Шанцев назначит себе противника?

Вл.Б. Сегодня идет разминка – появились ”Коммунисты России”.

В.Б. И он пойдет с этим противником на выборы? Но, ведь, он будет выглядеть смешным. И войдет в историю как смешной губернатор.

Вл.Б. Помните, был такой Богданов? Вот это было смешно на федеральном уровне. Но жизнь поменялась. Ландшафт поменялся. Сегодня, может быть, чтобы не раскачивать лодку, чтобы все сохранилось, пусть будет и смешной кандидат, и губернатор смешной, лишь бы выиграть выборы. Другое дело, как к этому администрация Президента отнесется. Мы и так не на лучшем счету. О нас в последние годы уже не говорят как о третьей столице. Мы видим, что по экономическим показателям нас все обошли. Пермский край опережает нас по инвестициям на душу населения. Если мы хвалимся, что у нас все хорошо, почему мы входим в тройку вымирающих регионов? У нас на 18000 умерло больше, чем родилось. Нас спасло, что к нам 7000 мигрантов приехало, а то бы этот разрыв был больше – 25000 – это Арзамас. Столько наша область теряет ежегодно. Все регионы – Удмуртия, Башкирия, Самара, Саранск, даже Киров – стали прирастать населением. Мы – нет.

Обещания были, что мы обеспечим себя мясом. Мясом птицы обеспечили. Но по говядине, свинине – только наполовину. Ильиногорск был – нет Ильиногорска.  Полтора года назад одна компания покупает лучший колхоз на юге в Лукояновском районе – полторы тысячи голов крупного рогатого скота, который холили, лелеяли несколько поколений. Все стадо – под нож, фермы разобрали по кирпичику. Я не представляю, что такое могло бы произойти в Чувашии или Мордовии.

В.Б. Вы тут про деревню рассказываете, но выбор все равно будут делать горожане – Нижний Новгород, Дзержинск, Кстово, Бор, Выкса. Вы готовы работать с ними?

Вл.Б. Это самая интересная и самая трудная работа. Конечно же, будем работать у проходных заводов. Я уверен, что ни на один завод меня не пропустят.

В.Б. К колхозникам вы, конечно, не успеете. Тут помогут товарищи. А города придется брать самому. Готовы брать города? Есть смелость?

Вл.Б. Есть смелость, есть желание, есть отвага. Кроме фальсификаций они ничего не могут. Сейчас в Чернухе, Наумове Арзамасского района уже присягнули, что будет 95% явки и 90% – за Валерия Павлиновича. Это для примера.

В.Б. На это и надежда, что власть опять наступит на те же грабли и сделает те же ошибки, которые делает постоянно.

Вл.Б. Понятно, что всю область от Тоншаева до Болдина не накроешь, но на некоторых участках будут сосредоточены все наши силы, чтобы потом действовать через суд. Будем шуметь.

В.Б. Вы каждый раз шумите, на всех выборах. Хоть раз вы что-то доказали? Когда явно победил Егоров в том округе, где я живу, чего вы добились, пересмотрели результаты?

Вл.Б. Пересмотрели, но не в нашу пользу.

В.Б. А вы говорите: “Силовики пошли честные!”

Вл.Б. Все поменялось с тех пор. Прокурор два раза поменялся.

В.Б. Посмотрим, жизнь покажет.

Поделиться