Дмитрий Бедняков: “У нас же общинная страна. А в общине только хозяин существует.”

re.jsx

Дмитрий Бедняков, юрист, советник руководителя Федеральной службы по тарифам, мэр города Нижнего Новгорода  (1991 – 1994 г.г.), председатель Законодательного собрания (2001 -2002г.г.), член Совета Федерации от Нижегородской области (2002 -2006г.г.), советник председателя Совета Федерации (2006 – 2010г.г.).

Валентина Бузмакова. Выборы губернатора Нижегородской области состоялись в мае, когда Президент Путин принял отставку Валерия Павлиновича Шанцева и дал добро на его участие в сентябрьских выборах. Но остались выборы члена Совета Федерации от Нижегородской области.

Дмитрий Бедняков. Вы, может быть, помните эту библейскую ситуацию, когда Иисуса Христа привели к Понтию Пилату, и он его спрашивает: “Ты, что ли, Иисус из Назарета, царь иудейский?” Иисус сказал: “Это ты сказал, что я царь!” Это вы сказали о том, что выборы состоялись уже. А я, вот, не считаю, что выборы уже состоялись, потому что процент, который получит Валерий Павлинович (по-видимому, он выиграет выборы), тоже в данной ситуации очень важен. В этом смысле я боюсь загадывать какой будет процент, понятно, что не ниже 60%. Но я считаю, если Валерий Павлинович получит 60%, то это будет не очень хороший результат. Это будет свидетельством не того, что вы правы, что выборы состоялись в мае, а будет свидетельством того, что у избирателей есть своя позиция, своя точка зрения. Просто ситуация в последние годы развивалась таким образом, что политическое пространство у нас зачищено, у нас нет вариантов, и мы в этом смысле не являемся какой-то экзотической территорией. Такая ситуация по всей России. Здесь ничего удивительного нет. Можно с этим мириться – не мириться, ругаться, спорить, но это факт. И у нас сегодня процедура избрания губернатора такая, что кандидатура, которая будет выигрывать, определяется на более ранних этапах. Хотя из тех субъектов, где 14 сентября проходят выборы, есть субъекты, где будет жаркий-жаркий спор. Астрахань, например. Одним словом, я не согласен с вами, что выбор уже сделан и выбора больше нет.

В.Б. Дмитрий Иванович, я, ведь, хотела с вами поговорить о выборах члена Совета Федерации от Нижегородской области, потому что нам сказали об этом и тут же замолчали.

Д.Б. Так получилось, что в 2006-ом году, когда прекратились мои полномочия в качестве члена Совета Федерации, Сергей Михайлович Миронов попросил меня стать его советником. И первое, о чем он меня попросил, это написать проект закона о выборах членов Совета Федерации. И эта  конструкция, которая сегодня применяется в части представителей губернатора, была заложена в том проекте.

В.Б. Так это ваша работа?

Д.Б. Ну, в общем, да. Я не могу сказать, что это чисто моя работа, потому что мы обсуждали концепцию с Сергеем Михайловичем. Он, кстати, активно участвовал в разработке самой концепции. Мы с ним часто встречались, обсуждали проект, потом она обсуждалась в разных структурах, известных вам. Там была заложена немного другая конструкция: что выборы представителей от губернатора проходят одновременно с выборами представителей от Законодательного собрания, и проходят они одновременно с выборами депутатов Законодательного собрания. Почему? Потому что член Совета Федерации представляет исполнительную власть, у нас он представляет правительство Нижегородской области. И это большая разница. Та концепция, которая изначально была заложена в этот проект, предполагала, что член Совета Федерации избирается вместе с выборами депутатов по представлению губернатора, естественно. Тогда же появилась идея запасных членов Совета Федерации. Сегодня это несколько видоизменилось. И сегодня это фактически представители губернатора, которые идут вместе с ним на выборы в одном списке. И будет ли здесь выбор, я не знаю. Три кандидатуры, которые предложены губернатором, зарегистрированы. Каждый из них в состоянии выполнять обязанности члена Совета Федерации, исходя из того статуса, который сегодня есть у Совета Федерации. Я думаю, что Лебедев – наиболее перспективная и продуктивная кандидатура из тех, которые предложены. Он и по своему характеру человек неугомонный, непоседливый. И, даже если у него не будет каких-то заданий от губернатора или каких-то поручений от правительства Нижегородской области, он все равно будет активничать в пользу Нижегородской области. И я бы хотел, чтобы человек, который будет избран, был Лебедев Владимир.

В.Б. Почему Москва не рассматривала Лебедева в качестве кандидата на пост губернатора Нижегородской области? Он молод, хорош собой, знает Нижегородскую область и к тому же поработал в Москве, что немаловажно.

Д.Б. Еще не вечер, что называется. И пять лет пролетят очень быстро. Мне нравится высказывание Жванецкого о том, как бороться со старостью: “Надо жить, не обращая внимания на время. Пусть время идет само по себе, а жизнь идет сама по себе.”  Два  срока Валерия Павлиновича пролетели очень быстро. И еще один срок пролетит мгновенно. Следующий губернатор будет еще при нашей жизни, мы все это увидим. Я думаю, что это, наверное, последний срок Валерия Павлиновича в Нижегородской области.

В.Б. Он так не считает.

Д.Б. Ну, как говорится, надо немножко иметь смелости над самим собой. Власть – такая штука, она засасывает, она обнимает человека со всех сторон.

В.Б. Она и бодрит.

Д.Б. У кого заноза в заднице, тех бодрит. У кого нет занозы в заднице, тех не бодрит. Я хочу сказать, что Валерий Павлинович, конечно, много сделал для Нижегородской области. Его заслуги неоспоримы. Что есть, то есть. Нижегородская область при нем сделала большой шаг вперед с точки зрения своего развития. Конечно, у нас еще колоссальное количество проблем, но шаг вперед серьезный сделан. У меня свои отношения с Валерием Павлиновичем, и я хочу сказать, что не все было радужно в наших отношениях, особенно, когда он только что пришел. Как вы помните, я вместе с Люлиным добивался больше всего отставки Ходырева, и в итоге мы первые же с Люлиным и пострадали.

В.Б. Вы первыми вылетели из нижегородского кремля.

Д.Б. Я отношусь к этому таким образом: как Господь управляет, так правильно, так и хорошо. Я сейчас стараюсь воцерковляться и много общаюсь со своим батюшкой, отцом Нектарием, настоятелем Оранского Богородицкого мужского монастыря, и стараюсь помогать этому монастырю. Поэтому все, что произошло, все правильно, все верно, потому что у меня открылся другой этап жизни. У меня есть новая семья, есть маленькие дети трех и четырех лет.

В.Б. И это счастье.

Д.Б. Это не просто счастье, это, может быть, то, чего я ждал всю свою жизнь, чего у меня, может быть, не было в предшествующей жизни. Хотя у меня есть два прекрасных сына  – тридцати восьми и тридцати четырёх лет. И я не хочу сказать ничего плохого в адрес своей первой жены. Она по-своему помогала мне в жизни. Просто сейчас другая жизнь. И если бы Валерий Павлинович не прекратил мои полномочия, я не стал бы советником Миронова. Я проработал с ним три с половиной года, и это было хорошее время. У меня были добрые отношения с Сергеем Михайловичем, он мне рассказал много вещей, которые я никогда бы в жизни не узнал, не будучи в этой должности. Я поработал и сделал много вещей, за которые мне не стыдно. Вот, например, закон о выборах членов Совета Федерации.

В.Б. …который претерпел большие изменения с 2006-го года.

Д.Б. Чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что шаг-то в эту сторону сделан. Ведь, поначалу позиция администрации Президента была вообще такой, что слово “формирование”, как записано в Конституции,  нельзя понимать как избрание. Я доказывал, что формирование – это более общее понятие, и оно предполагает и избрание, и назначение, и делегирование, и просто осуществление полномочий на основании доверенности и пр. Как законодатель решит, так и будет, потому что порядок формирования определяется федеральным законом. И это был шаг вперед, может быть, маленький, но шаг вперед, то, что сегодня губернаторы на выборы ведут с собой людей, из которых потом губернатор будет выбирать своего представителя в Совет Федерации. Хотя, повторяю еще раз, это не представитель губернатора по Конституции и это не представитель губернатора по Закону об основных принципах организации органов власти субъектов федерации. Это представитель  высшего органа исполнительной власти.

В.Б. Мы всегда так делаем: шаг вперед, а потом два шага назад. То же, что касается и выборов губернаторов сегодня.

Д.Б. Я по своей натуре не пессимист, а оптимист. Вы оптимист саркастического плана.  Вы в оптимизме всегда видите какие-то подвохи. И это, кстати, правильно. Назначали губернаторов, теперь выбираем. Плохо выбираем, с муниципальным фильтром, с повышенной ролью Президента, но выбираем. Двух шагов назад нет. Есть маленький шаг вперед. То же самое и с выборами в Совет Федерации. Были люди неизвестно откуда. Какие люди? Сейчас ввели ценз оседлости, процедуру публичной легитимизации. Кто такой Сафин? Какое отношение он имеет к Алтаю? Да никакого! Кто такой Бирюков? Никакого отношения к Ненецкому автономному округу он не имел и не имеет. Сейчас эта часть жизни пережевана и со всеми костями выплюнута. Сегодня этого нет.

В.Б. Дмитрий Иванович, вы окончательно покинули политику?

Д.Б. Один умный человек сказал, что к старости мы все если не мудрее, то ленивее становимся. Это точно. Я не хочу сказать, что мной овладела лень. Это не относится к профессии, к моей юридической работе и в Москве, где я курирую судебную практику в Федеральной службе по тарифам, сам хожу в суды представляю интересы Федеральной службы по тарифам и здесь, в Нижнем Новгороде, консультирую своих коллег. Что касается политики, то раньше было такое неизбывное чувство, непреходящее состояние, как сказал апостол Павел: “Если ты что-то можешь, но не делаешь, тебе это вменяется в грех.”  Я в этом состоянии греха жил какое-то время и стараюсь избавиться от этого греха.

В.Б. Вы живете в согласии с самим собой, и, как вы сказали, это другая жизнь.

Д.Б. Я стараюсь, хотя червячок внутри шевелится, я не скрывал этого никогда. Я не думаю, что найдется человек, какое-то время побывавший в политике, во власти, который в итоге от всего отказался. Даже Стерлигов, который основал фермерское хозяйство, отрастил бороду, живет по старообрядческим принципам…

В.Б. … но обожает публично появляться…

Д.Б. … любит рассказывать, как он живет, какие у него принципы.

В.Б. Это зараза. А какой червячок побудил вашего хорошего знакомого, может быть, даже друга, Евгения Люлина вернуться в Нижний Новгород в правительство на пост заместителя губернатора?

Д.Б. Я думаю, вы сами знаете ответ. Я сказал вам про Лебедева. Я думаю, что Люлин из тех кандидатов, кто будет рассматриваться на пост губернатора  после Шанцева.

В.Б. Но он ведет себя тише воды, ниже травы!

Д.Б. Ну, это правильное поведение.

В.Б. Но ему много лет!

Д.Б. Да ладно! Мне в этом году исполняется 62 года. Не могу в это поверить. Главное, что у человека в голове, чем он живет, о чем он думает. Некоторые в сорок лет считают  себя стариками. А надо жить, не обращая внимания на возраст. Восемь лет назад я пережил страшную трагедию, у меня был тяжелый инсульт.

В.Б. И после этого вы пришли к Богу…

Д.Б. Да. Я начал читать Библию, и оказалось, вся Библия – это свод законов. Как-то я в притче царя Соломона наткнулся на такую фразу: “Путь беззаконных, как тьма. Они не знают, обо  что споткнутся.” И в своей практической юридической деятельности я много раз в этом убеждался. Люди, которые не живут по Божьим, по писаным законам, рано или поздно их  постигают, потому что, как сказал один из апостолов: “Никакая неправда и никакое зло не укроется от Господа и от возмездия его.” В этом смысле то состояние, в котором я нахожусь, дает возможность более умиротворенно смотреть на происходящее вокруг. Вещи, как нам кажутся, неправедные, пройдут, и все равно мы движемся в каком-то позитивном направлении. Хотя меня очень сильно угнетает сегодня то развращение, когда мужики не отличаются от женщин, женщины становятся мужиками. Эмансипация привела к страшным последствиям в обществе, я считаю.

В.Б. Вы сторонник Домостроя?

Д.Б. Нет, проблема не в этом. “Домострой” – свод правил. Например, такая фраза: “Бей сына, несмотря на крик, доколе исправлен не будет.” И это очень правильно. Те, кто не были биты  своими отцами, просто отвязываются в перспективе. Они не знают, что такое страх перед отцом, что такое страх перед Богом. Я своих маленьких детей наказываю, когда они делают что-то не так, и заставляю делать земные поклоны перед иконой Божией Матери. Они после этого меняются. У нас в обществе сегодня не хватает соответствующего отношения к религии, к православию, к Богу. Я на эту тему много разговаривал с нашим митрополитом. Он  считает, что задача церкви молиться за неверующих и верующих. А, я думаю, если бы государство сегодня более активно продвигало это, то была бы только польза.

В.Б. Вы говорите о вере, а я вижу кандидата в губернаторы Шанцева, который приезжает к Патриарху Кириллу за благословением. Шанцев – неверующий человек. Вижу кандидата в губернаторы Шанцева, который ведет Серафимовский урок на телевидении вместе с митрополитом. Зачем эта игра, если человек не верит в Бога и не ходит в церковь? Зачем? Мне в этом плане больше нравился Ходырев. Он не верил и не изображал из себя верующего. Это же фальшь!

Д.Б. Есть два аспекта в этой теме. Мы не знаем, что у Шанцева в голове. Да, он партийный работник. До 1994-го или 1996-го года был партийным функционером, потом стал заниматься административной работой. Я могу допустить, что он такой же неверующий, каким я был в свое время. Когда меня митрополит Николай звал на торжества, я ходил на них и стоял там как светский человек. И Шанцев тоже это делает. Помните, апостол Павел был гонителем христиан, мытарем, самым презираемым среди иудеев человеком, который собирал дань. И он в один миг стал учеником Господа, его апостолом. Поэтому закрывать путь для человека, даже если он считает себя неверующим, нельзя. И не надо этого стесняться.

В.Б. Как же так получилось, Дмитрий Иванович, что нижегородская земля оскудела? Даже пришельцы сказали, что нет элиты в Нижнем Новгороде. И  вот мы уже десятый год под москвичами, и впереди нас ждут еще пять лет.

Д.Б. Что значит – “под москвичами”? Такая постановка вопроса вообще неприемлема.

В.Б. Но в Нижнем все решает Шанцев! Вот и вас с Люлиным он  изгнал в свое время.

Д.Б. Правильно сделал.

В.Б. И кого он вырастил? Кого он оставит себе на смену?

Д.Б. Есть Казачкова, есть Сватковский, Иванов, Лебедев. Свято место пусто не бывает. Есть Кондрашов, есть Сорокин. Они успешные, в чем-то талантливые. Почему бы нет?

В.Б. Вы им всем предрекаете политическое будущее?

Д.Б. Политическое будущее никому нельзя предрекать. У нас такая система управления, такая система власти, что многие вещи решаются просто: не нравится человек – собирай вещи, уходи, будет другой. Вот моя бабушка была глубоко воцерковленным человеком. Она закончила четыре класса церковно-приходской школы. Но для меня она была глубоко интеллигентным человеком. Она составляла ту деревенскую элиту, из которой государственные мужи выходили. Она для меня была частью этой элиты. И говорить, что нет нижегородской элиты, просто смешно. Люди, которые это заявляли, потом от этих слов отказались,  потому что сами, наверное, поняли, что это ошибка. Я же тоже только в 1985 году приехал в Нижний. У меня не было представления, что меня окружают люди глупее, не образованнее меня. Работать надо с теми людьми, которые есть, потому что людей не переделаешь. А, главное, строить отношения не на чванстве, а на сотрудничестве. Тогда будет результат. К этому надо стремиться, а не сепарировать людей: этот – нижегородский, а этот – московский, этот – вологодский, а этот – пермский. Важнее – по каким принципам работать.

В.Б. А почему вы не хотите послужить обществу в качестве того же депутата Законодательного собрания? Кто, как не юрист Бедняков, пригодился бы там?

Д.Б. Может быть, настанет время, когда будут формироваться какие-то списки, и я, может, буду участвовать в этом.

В.Б. Вы не встречались с Шанцевым с того самого 2006-го года? Я говорю о личных встречах.

Д.Б. Мы периодически общаемся.

 В.Б. Он прибегает к вашим советам, или вы к нему ходите с просьбами?

Д.Б. Просьб никаких не было. Я инициативно участвовал в некоторых резонансных крупных делах.

В.Б. То есть, по его инициативе вы не встречались ни разу. Мне непонятно, почему этот незаурядный человек не востребовал ваш опыт? Как, кстати, и опыт, способности других незаурядных нижегородцев.

Д.Б. Мы как-то с Грошевым обсуждали это: ”Если бы не было в 90-х вашего с Немцовым конфликта, если бы он не уехал в Москву, каких бы  высот мы в Нижнем добились!” Я ему сказал: “Тебе не кажется, что это та самая ситуация, когда тем, кто высовывается, отрубают головы?” У нас же общинная страна. А в общине только хозяин существует. Все остальные – дружинники, либо бояре, либо думные дьяки, либо какие-нибудь разнорабочие. А кто вылезает – тому по башке.

Поделиться