Глава города Нижнего Новгорода

Вы хотите, чтобы инвесторы ушли?

Вы хотите, чтобы инвесторы ушли? Ушли в Казань? А мы бы потом сладостно вздыхали и говорили: “Вот в Казани люди живут!” А мы здесь выходим и начинаем себя плеточкой хлестать по самым лучшим местам. И при этом свято верим, что это поможет сделать город счастливее. Когда мы говорим о слове “инвестор”, то забываем о том, что в Нижнем Новгороде безработица составляет 0,4%. А В Европе меньше 10% нет ни в одном крупном городе, а где-то и 15% людей не могут найти работу. И мы говорим, что когда приходит инвестор, мы под него подстраиваем генплан. Да, мы под него подстраиваем генплан. Когда на машиностроительном заводе начали строить новые цеха, мы под него подстраивали генплан. Нам через два года это даст четыре тысячи рабочих мест, высокопроизводительных, для наших студентов из политеха, из университета. Мы иногда не понимаем вещи, которые говорим. Мы и под “Буревестник” тоже изменяли генплан.

Если есть проблемы, их надо не только обсуждать, но и решать.. Мы говорим, что сейчас вносятся  200 изменений в генплан. При этом забываем сказать одну простую вещь: каждое отдельно взятое изменение можно обсуждать – его целесообразность или нецелесообразность. Но самое главное: из этих двухсот изменений  96  касаются озелененных территорий, новых, которые мы защищаем этим генпланом. Почему об этом не говорится? Мы хотим обмануть жителей города, которые перестанут верить в  свое будущее. Меня все эти разговоры очень задевают, когда мы говорим: “А не лучше ли нам высокоскоростную магистраль завести в Богородск?”

Есть такой пример. Было в свое время на Руси Суздальско-Владимирское княжество, где Суздаль был городом гораздо более богатым, крупным и процветающим, чем Владимир. А знаете, что привело Суздаль в упадок, а Владимир – к процветанию? Когда вели железную дорогу Москва – Нижний Новгород, суздальские купцы заплатили проектировщикам, чтобы они провели дорогу через Владимир, потому что они свято верили, что своим извозом они заработают больше. Сто лет назад-  одно решение,  и Суздаль умер, остался только туристическим центром, а Владимир вырос до пятисоттысячного города.

Что касается зеленых насаждений, поверьте мне, мы думаем о том, чтобы объединить усилия. Мы говорим: “Давайте создадим единую концепцию развития озелененных территорий города.  Приведите экспертов, помогите нам своими знаниями.”  У администрации города  людей, обладающих профессиональными знаниями,  не так много. Что мы слышим в ответ:” Вы нам за это заплатите.”  Я не хочу никого обидеть, но это очень разные вещи. Мы сегодня, действительно нуждаемся в единой концепции развития города по конкретным разделам. У нас есть концепция развития города в части ликвидации очередей в дошкольные учреждения города. Мы это сделали своими силами, потому что нам для этого не требуются специальные экологические знания, которых у нас нет, к сожалению. Мы должны научиться решать проблему.

Мы с экологами-общественниками много раз встречались у меня в кабинете, я приходил на их многие мероприятия. И ни разу по итогам нашей встречи я не получил рабочего предложения. Я, например, слышу, что у нас слабая информированность жителей города о работе над генпланом. Я отчасти соглашусь, но сказать, что мы ничего не делаем, нельзя. Мы сегодня в интерактиве представляем все проекты, над которыми мы еще только думать начинаем. Я хочу только предложить ввести дискуссию в конструктивное русло. Если для дошкольных учреждений мы нашли двадцать восемь площадок, двенадцать детских садов построили, а в Сормове 20 лет ни одного детского сада не строили, мы о чем говорим? Мы тоже нуждаемся в помощи.

Что касается конкретно стройки на улице Рокоссовского. В каком  году стройка началась? Сорокин был тогда главой города? Сегодня каждое изменение в генплане я готов обсуждать, снимать его с обсуждения или аргументировать перед депутатским корпусом принять его или нет. Эта работа должна вестись непрерывно, а не раз в год по праздникам или по каким-то великим событиям. На сегодняшний день ни одного жилого микрорайона в городе, я вам ответственно говорю, на территории зеленых насаждений не строится. Вы готовы это принять или опровергнуть?

Я готов два часа времени тратить с завидной регулярностью, чтобы потом сказать:”Да, мы это сделали, мы эту проблему решили вместе”. Это лучший результат для жителей города и для власти, чтобы логику градостроительных преобразований жители не только понимали, но и поддерживали. Когда власть аргументирует отдельно взятое решение, когда она получает обратную связь, когда она получает оценку своим действиям, когда люди говорят: “Мы не понимаем или понимаем и поддерживаем, или мы понимаем, но все равно не поддерживаем”, для нас это некие сигналы, для нас это руководство к действию. Мы с АннойДавыдовой полтора года назад встречались. Я ей тогда сказал: “Вы,  Анна, кандидат определенных наук, помогите нам со своими  товарищами по улице Рождественской, дайте экспертные предложения, дайте рекомендации.” Мы хоть одно предложение за полтора года  получили? А улицу Рождественскую мы все равно сделали без их помощи. Мы готовы работать. Но мы сегодня работу подменяем говорильней.

Поделиться