Оценка Андрея Илларионова верна

По поводу статьи Андрея Илларионова и ответа на неё Николая Сванидзе.

Я никогда не интересовался биографией Егора Гайдара и не знал, что он покрывал делишки Путина времён расследования Салье (надо полагать, на не очень законных основаниях) и играл на финансовом рынке за государственный счёт (надо полагать, обладая инсайдерской информацией). Это, конечно, некрасиво. И Николай Сванидзе эти утверждения (и ряд аналогичных) оспаривать не стал, что, скорее, убеждает в их правдивости. То, что Гайдар был редактором совкового СМИ — журнала «Коммунист» — и помер от пьянства, меня не смущает: такова была непростая судьба многих неплохих, а иногда даже очень хороших людей.

У меня к этому Гайдару совершенно иные претензии — притом, не озвученные Андреем Илларионовым. Возможно, они не вписывались в схему противопоставления «Гайдар-Сахаров». Хотя, не исключаю, что Илларионов, сам будучи либеральным экономистом, по некоторым вопросам с Гайдаром солидарен и, как многие мои визави из 90-х, тоже считает, что «иначе было невозможно». (Кстати, почему?)

Я, естественно, имею в виду экономические реформы и пресловутую «шоковую терапию». Которая, для начала, была проведена очевидно бездарно: шоковое воздействие зашкаливало, а терапевтический эффект был минимален. (В других пост-соц странах, не обладавших и тысячной частью экономического потенциала и природных ресурсов РФ, аналогичный сеанс прошёл несравненно честнее и с лучшим результатом). Но это не так важно — ну, криво вышло у ребят, что поделаешь. Мои претензии не профессионального, а морального плана — что, в моей системе координат, гораздо важнее. Суть в том, что Гайдару было абсолютно наплевать на десятки миллионов людей, которые жили и едва выживали (не все) в реформируемой им России. Абсолютное высокомерие и бесчеловечность. Гайдар и его сподвижники не утруждали себя даже элементарными объяснениями ситуации, не говоря уже об извинениях за «причинённые неудобства». Лес рубят — щепки летят. Социально-экономический дарвинизм в его самом безжалостном изложении.

Моя мать, если бы не я, жила бы впроголодь. Мой отец, слава богу, уехал преподавать в университетах Бразилии и Венесуэлы — и это спасло его и его семью от нищеты. А отцовские друзья, пожилые интеллектуалы и доктора наук — уж поумнее Гайдара — распродав подешёвке книги и картины, торговали в столичных подземных переходах носками и пряниками. И над всем этим жеманно сияла слюнявая улыбочка Егора Гайдара… Он даже не подбадривал бьющихся в отчаянии соотечественников — типа «Вы держитесь!» — ему было просто пофиг на агонию подопытных.

Не знаю, сыграла ли роль генетика, но Егор Гайдар — настоящий стопроцентный неолиберальный большевик-сталинист, любитель полезных экспериментов над живыми людьми. Его нечасто заносило в чистую политику, но единственная памятная мне подобная вылазка этот тезис доказывает неопровержимо: октябрь 1993 года и страстные (да, именно страстные!) призывы экономиста-реформатора мочить в сортире — то-есть, дословно, уничтожать и расстреливать противников «демократической» власти.

Кстати, никто — даже Ельцин — не сделал так много, как Гайдар, для того, чтобы славное слово «демократия» прочно приобрело в русском языке ругательный оттенок и в просторечии превратилось в «дерьмократию»… Да, академик Сахаров оставил абсолютно противоположное наследие. Он-то, как раз, учил, в первую очередь, этике и нравственности.

Поделиться